06:45 

W.A.R.M? (What About Real Me?)

Oblivion_Carrot
Между Мегамизантропом и мной возникает эта пропасть весной. Но лишь только зимний ветер подул, мы живем на этом свете в ладу... Как обычно.
Название: W.A.R.M? (What About Real Me?)
Глава: Heart-shaped glasses.
Автор: Oblivion Carrot
Пейринг: Саске/Наруто
Рейтинг: NC-17
Жанр: Слеш(яой);ангст; романтика; драма; психология; даркфик; ужасы; мистика Hurt/comfort; AU
Размер: макси
Состояние: в процессе
Дисклеймер: не мое
Предупреждения: ООС; насилие; изнасилование; групповой секс; нецензурная лексика; некрофилия; смена пола; секс с использованием посторонних предметов; кинк.
Размещение: не жалко, только сохранять шапку.
Саммари:

In my head it's like hell,
And I don't think I've got the will...
In my head it's all pain.
God please wash me with your rain.

In my head it's all strange.
I can't remember any names.
In my head it's like hell,
And yet you want me still...


Прослушать или скачать Heart Shaped Glasses бесплатно на Простоплеер

Часть вышла бооольшой, потому продолжение в комментариях. Долго и безвылазно я с ней сидела :)
Приятного прочтения ;)

*Перевод песни Marilyn Manson – Heart-Shaped Glasses. (в общем-то под нее и вся часть писалась)



- Взгляните на это создание, - каждая клеточка в ее теле горела всякий раз, когда она смотрела на них, когда говорила о них. - Такие скользкие, непонятные, пытающиеся ползти куда-то. Отвратительные, шевелящиеся, отчего-то существующие, - гусеница в ее руках сперва извивалась, а затем свернулась в беспомощный клубочек. - Быть раздавленными – их судьба. Редко они умудряются дожить до того момента, когда уютный кокон оплетет их тельца, и они превратятся в бабочек, прекрасных бабочек, - она достала за крылья махаона из банки, будто бы ставя его в противовес скрючившемуся в захвате пинцета созданию. - Почему бабочки считаются красивее? Только из-за того, что у них есть яркие крылья? Такие бархатистые, разноцветные, возьми пальцами - и их волшебная сила иссякнет, их крылышки, такие нежные, порвутся от простого прикосновения. Беспомощные бабочки еще красивее. Они продолжают бороться, выживать, стремятся к свету. Но только при наличии крыльев они остаются милыми, - она отложила гусеницу и легким захватом большого и указательного пальцев сдернула крылья со спины насекомого, придерживая тельце того маленьким зажимом. - Но если оторвать крылья, что тогда останется? Мы получим все ту же гусеницу, только еще более отвратительную. Ее мерзкие лапки, толстое волосатое тельце, отвратительный хоботок. Не лучше мухи. Омерзительнее мухи. Посмотрите, - рука с дергающимся созданием выпрямилась. – Все та же бугристая поверхность, тупые выпученные глазки, этот непонятный, - она ткнула скальпелем для препарирования в хоботок, - отросток, мерзко выпрямляющийся и завивающийся. Хочешь потрогать ее теперь? – она протянула насекомое к девочке, сидевшей на первой парте. – Нет? – та упрямо замотала головой, чуть ли не плача от близости дергающегося существа. – Может быть ты? Ты мальчик, ты должен быть смелым, - она положила на сжатый кулачок ученика остатки бабочки.
Рука его затряслась, и он начал тихо всхлипывать, когда насекомое, двигаясь конвульсивно и беспорядочно, поползло по его коже.
- Что такое? Боишься бабочки? – ее зеленые глаза пристально вцепились в мальчика.
Тот помотал головой, глотая крупные слезы, но не смея пошевелиться.
- Знаешь, что такое милосердие, мальчик? – внезапно спросила она.
Тот поднял на нее заплаканные серые глаза.
- Быть добрым, - тихо прошептал он, давясь своим плачем.
Резкий хлопок по его руке как раз в том месте, где ползла бабочка, заставил парня подпрыгнуть и вскрикнуть от испуга.
- Нет! – она зло зашипела над ним, словно змея. – Милосердие – это избавление от страданий. Это уничтожение слабых и немощных быстрым, - ее ладонь поднялась с его кулачка, оставляя после себя скользкое мокрое месиво, - сильным и четким ударом, - зеленые глаза все продолжали прожигать в парнишке дырку и прожгли бы, если бы не звонок. – Задание на дом, - громким командным тоном объявила она, - выучить весь раздел о насекомых. Виды, строение, места обитания.
Дети быстро скинули вещи с парты в рюкзаки и гурьбой ринулись к выходу.
- Ну ты и взбесил сегодня мегеру! - воскликнул кто-то в толпе тому самому мальчику.
Зеленые глаза быстро выхватили его из гурьбы и запомнили. Она запоминает тех, кто пренебрегает ее уроками. Она всех хорошо запоминает.
- Харуно-сан, - тихо позвали со стороны входа, когда дети рассыпались по коридору. – Здравствуйте.
- Хината. Сколько можно – зовите меня просто Сакура, - учительница подошла к раковине и стала мыть руки. – Вы что-то хотели?
- Да, тут такое дело… На вас снова жалоба, - пискнула девушка и зажмурилась, будто бы ее собирались ударить.
Если честно, взгляд зеленых глаз коллеги всегда был страшным и «бьющим». Поэтому сообщать подобное было очень неприятно. Неприятно даже заходить в кабинет биологии, но Хината хотела, чтобы Харуно Сакура тоже стала частью их небольшого, но уютного коллектива.
- И кто на этот раз? – выгнула бровь та, бросая испепеляющий взгляд на Хинату.
- Это…это…
- Не важно. Если бы меня хотели выгнать – уже выгнали бы. Раз держат – значит, нужна, - железная логика была неоспорима, так же неоспорима, как действия тонких, жестких рук, прибирающихся на лабораторном столе.
- Д-да… Вы правы, Харуно… Сакура-сан, - быстро исправилась девушка из-за сердитого хмыканья. – Я тут еще подумала, что, возможно, вы бы присоединились к нам на обеде… Сейчас как раз…
- Я похожа на одну из тех разукрашенных церберов-нимф, что вы так мило называете коллективом? – язвительно проговорила Сакура, даже не поворачивая головы в сторону собеседницы.
- Ну, зачем вы так, - ахнула Хината, прижимая к себе папки и учебники. – Они очень хорошие, добрые…
- Достаточно, - резко отрезала Харуно, скидывая в мусорку ненужный хлам. – Прошу, оставьте меня в покое. Идите уже и наладьте свою личную жизнь, а не копайтесь в моих мозгах каждый божий день, Хьюго-сан.
Девушка ойкнула и резко вышла из кабинета, оставляя учительницу биологии в одиночестве. Та уныло уставилась на гусеницу, что ползала в своем маленьком «террариуме».
- Эй, уже ищешь место, чтобы окуклиться? – Сакура постучала по пластмассовой стенке. – Тоже спешишь меня покинуть? Ничего. Я и тебя раздавлю.
Вздохнув, учительница оправила свой лабораторный халат и проверила собранные в строгий пучок розовые волосы. Никогда она не понимала своей страсти к розовому цвету, но было в нем что-то… Что-то необычное. Нет, не та пошлость или тупость, что в последнее время ассоциируется с оттенком. В розовом был смысл более глубокий, более сильный даже чем в белом цвете. Белый – это ничто, пустота, а вот розовый держал в себе оттенки кожи, чистой, вымытой, ухоженной, оттенки легкости, он совершенно не грузил глаза и мозги.
- Впрочем, все это не так важно, - пробормотала девушка своему отражению в небольшом настенном зеркале.
Ее губы тоже были розовыми, ее маникюр тоже был розовым, все было розовое. Не жалкое, грязное или порванное, нет. Чистое, аккуратное, сильное. О да. Харуно Сакура любила себя.
Скинув халат с плеч, она быстро собрала свой портфель и чеканным шагом вышла в коридор, запирая кабинет на ключ. На сегодня она закончила с этими мелкими гаденышами, которые даже грязь из-под ногтей не удосуживаются чистить.
Стук ее каблуков заставлял детей рассыпаться в стороны, уступая дорогу «мегере». Ее боялись и не любили, но она знала свое дело, поэтому директор ничего не мог поделать с ее редкими, но сильными срывами. Да, Сакура знала, что она срывается. По-правде говоря, она срывается каждый день, только старается выносить это за пределы учебного заведения. Она не была дурой.
Накинув плащ, который до этого несла в руке вместе с портфелем, девушка вышла из школы, гордо направляясь в сторону дома. Да, дома. Она заработала себе на свой собственный небольшой розовый дом, с бардовой кровлей и белыми ставнями. Одна из ее блестяще достигнутых целей.
- Девушка, огоньку… - из мыслей ее выдернул человек, точнее мужчина, вышедший из мрачного проулка.
Он слегка склонил голову, виновато поглядывая исподлобья, и протягивал к ней руку в грязноватой перчатке. Он бы вполне мог напугать своим появлением какую-нибудь истеричку или простушку, но Сакура не боялась ничего уже давно. Даже сейчас, возвращаясь домой по кромешной тьме, в неверном свете редких фонарей, она знала, что сможет себя защитить. От всего.
Ее кокон вечный.
- Да, конечно, - Харуно улыбнулась, доставая из портфеля аккуратную зажигалку. – Вот, - она сама зажгла ее, поднося к лицу мужчины, что успел засунуть в рот сигарету.
- Премного благодарен, - улыбнулся бродяга, выдыхая дым.
- Вы выглядите уставшим, - обеспокоенно посмотрела на него девушка. – Может быть, я смогу еще чем-нибудь вам помочь?
И да, был у Сакуры еще один повод для гордости. Она была в вышей степени добропорядочной, милосердной и сочувствующей по отношению к слабым мира сего. Она просто приходила в восторг, когда могла сделать еще одно благое дело.
- Ну, если бы мелочи подкинуть… - скромно пробормотал мужчина, странным взглядом ощупывая стройную фигуру.
- Вот беда, я сегодня кошелек дома оставила, - всплеснула руками учительница. – Если бы вы согласились прогуляться со мной, - Сакура мило улыбнулась слегка удивленному бродяге, ненавязчиво беря его за руку и отмечая у себя в голове, что пальто и перчатки надо будет отдать в химчистку. Опять.
- Если настаиваете, - мужчина поправил свою засаленную куртку и, слегка прихрамывая, пошел рядом под руку с этой странной особой.
Они шли не торопясь, вызывая любопытство у поздних прохожих. Девушка шла статно и чинно, составляя дикий контраст с мужчиной, что рассказывал ей какие-то истории, над которыми она звонко смеялась.
Если бы кто-то из школы ее увидел – не поверил бы, потому что Харуно никогда не была такой с учениками или коллегами. Она ни с кем себя так не вела, кроме таких вот людей, которым действительно нужна была помощь. Нужно было сочувствие. Милосердие.
Но никто не увидит, потому что в этом районе у нее нет знакомых. Она позаботилась о каждой мелочи. Потому что она не была дурой.
- Вот мы и пришли, - девушка улыбнулась спутнику, уверено шагая к дверям своего небольшого домика.
- Ваш дом прилично отстоит от других, - заметил мужчина, подходя к возившейся с замком учительнице.
- Я люблю уединение, - она открыла замок и распахнула двери. – Зайдете? У меня еще с утра остались рогалики с кремом.
- С удовольствием, - бродяга прошел за девушкой, оглядывая небольшой коридорчик и лестницу, ведущую на второй этаж. – Милый дом, - заметил он, рассматривая рисунок на розоватых обоях.
- Мне тоже нравится, - Сакура скинула пальто и разулась, намекая мужчине поступить также.
Тот ойкнул и поспешно сдернул с себя куртку, ничуть не смущаясь обляпанной рубашки, что вытащил, по-видимому, из помойки. Сакура чувствовала в душе дикий порыв жалости к этому человеку, чьи носки и брюки не хотелось использовать даже в качестве половой тряпки. Невыносимо видеть такие мучения.
- Проходите, присаживайтесь, - Харуно вежливо проводила гостя в гостиную и ушла в соседнюю комнату, сославшись на то, что надо поставить чай и принести рогалики.
- Вы так каждого бродягу к себе приглашаете? – усмехнулся мужчина, рассматривая небольшой камин напротив.
Там расположились фотографии в нежно-розовых рамочках, статуэтки и часы, отбивающие время. А еще там стоял небольшой ручной проигрыватель. Мужчина поднялся с дивана и подошел к камину, разглядывая снимки. Немного удивляло то, что на каждом была только сама девушка и никого рядом. Создавалось впечатление, что она сильно одинока. А еще этот розовый дом. Слишком розовый, какой-то ненастоящий, приторный, с идеальным порядком внутри. Все это вызывало странный холодок, бежавший вдоль спины.
Бродяга протянул руку к проигрывателю и нажал кнопку, отчего небольшая коробочка вдруг разлилась музыкой, совершенно не подходившей этому дому. Как и его большие грязные пальцы на этом маленьком розовеньком плеере. Мужчина уставился на свою ладонь, попутно размышляя о том, что он тут вообще забыл. И почему играет музыка больше подходившая для полутемного бара, прокуренного, скрытого во мгле проулка, по которому так привык шастать он сам.
- Я, наверное, должен идти, - громко крикнул бродяга, не отрывая взгляда от своей руки. – Мне еще назад возвращаться.
- Так скоро? – прямо за его спиной раздался приятный женский голос, но он не был безобидным.
Мужчина дернулся, поворачиваясь лицом к девушке, что пронзительно смотрела на него своими зелеными глазами, в которых отчего-то закипали слезы.
- Что с вами?
- Я… Просто я не хочу вас отпускать, - тоненькая ручка огладила мясистую щеку мужчины, и тот нервно выдохнул, чувствуя непонятную опасность. – Вы как потерянный котенок дальше будете скитаться по грязным, чужим для вас улицам, не находя приюта, не находя покоя.
Бродяга пораженно смотрел, как по слегка припудренным щекам бегут искрящиеся слезы. Это было красиво, но хотелось взять, оттолкнуть эту странную девушку и убежать.
- Простите, что заставил вас расстроиться, но мне и правда пора, - он неловко выкрутился, пролезая между камином и ее фигурой. – Я просто пойду, еще раз извините, - мужчина развернулся и шустро пошел к двери, но когда он дернул ручку, чтобы выйти в коридор, та не повернулась, а дверь отказалась открываться.
Холодный пот выступил на его мясистом загривке, он даже поворачиваться не хотел, чтобы посмотреть на его «добродетельницу».
- Куда же вы? - прозвучало за спиной.
- У вас тут дверь заклинило, - почему-то не хотелось верить, что такое хрупкое создание могло причинить вред.
- Дайте, я посмотрю, - рука Сакуры легко легла поверх его собственной, и мужчина резко развернулся, встречаясь с пронизывающим взглядом.
- Что вам от меня надо? – хрипло прошептал мужчина, стараясь вжаться в деревянную дверь.
- Вы знаете, что такое милосердие? – тихо спросила девушка, что-то резко втыкая в его живот.
Бродяга уставился вниз, оглядывая розовую рукоятку большого кухонного ножа. Шок – все, что он мог бы сказать тогда о своем состоянии. Он даже не подумал ударить ее. Он в жизни не бил женщин, никогда никому не вредил. Он отчего-то всегда верил в людскую доброту. Да и сейчас он видел добрый печальный взгляд этих зеленых глаз, он видел слезы, слышал тихие всхлипы. Перед ним было очень красивое создание, и он никак не мог понять, почему розовый кухонный нож торчит из его живота.
Боль пришла тогда, когда она его вынула, немного отходя в сторону. Обжигающая, непонятная, незнакомая.
Все закончилось, когда девушка полоснула лезвием по горлу мужчины, тут же прикладывая к брызжущей ране розовое кухонное полотенце.
- Тише-тише, - шептала Сакура, придерживая его голову над полом и быстро подставляя под льющуюся кровь какие-то тазики, стоявшие до этого под комодом, будто бы она заранее все знала.
Да и ковра под грузным телом мужчины не было – лишь чистый паркет, сейчас так неаккуратно заляпанный его кровью. Но она потом все уберет. И все будет так же чисто, как и раньше.
- Так, сейчас мы тебя перенесем, - пробормотала Харуно, расправляя рядом с телом большую клеенку.
Перевернув труп на нее, она аккуратно упаковала его на манер кокона и, убедившись, что кровь не оставит разводов, потащила к двери, что вела в гараж.
Да, у Сакуры была машина. Аккуратная розовая машина. Но Харуно любила гулять от школы пешком, по определенным причинам, конечно же.
Тело бродяги идеально поместилось в багажник небольшого автомобиля, и девушка вернулась в дом. Тазы с кровью она отнесла в ванную – их можно было почистить и позже, а вот пол необходимо было убрать незамедлительно.
Взяв специальное средство и ведро с водой, она отправилась в гостиную. Руки в перчатках тут же забегали по паркету, стирая красные разводы. Пришлось несколько раз сменить воду, но в итоге пол блистал. Все было снова прекрасно. Сакура не дура. Она рассчитала так, чтобы ни единая капелька не попала на мебель или стены. Она не дура.
Музыка в проигрывателе резко била по ушам, дом будто бы содрогался от мощных звуков, вылетавших из колонки.
Тыльной стороной руки девушка обтерла лоб, а затем посмотрела на свое отражение в зеркале – да, зеркала были в каждой комнате, иногда по несколько штук. Отражение мило улыбалось ей, соглашаясь со всем, что она только что сделала.
- Прекрасно, - еще шире улыбнулась Харуно, поднимая с пола ведро.
Осталось только увезти тело подальше от дома, подальше даже от их небольшого городка.
Сняв перчатки, она бросила взгляд на часы – да, она успеет все закончить до одиннадцати и сумеет лечь спать вовремя.
Мотор тихо заурчал, руки в перчатках любовно сжали руль, а маленькая ножка надавила на педаль газа. Машина легко выехала на дорогу и помчалась по асфальту, скользя будто бы по льду – нежно и ровно. Потому что Сакура прекрасно водила.
Свое последнее убежище мужчина нашел в небольшом рву, который располагался за пределами города, около старой заброшенной трассы. Харуно сперва еще несколько раз обернула его тело в целлофан, в тусклом свете луны удивляясь, как теперь это похоже на куколку бабочки, и скинула вниз, к двадцати точно таким же. Она сделала уже двадцать вечных коконов. Этих прекрасных состояний, когда гусеница замирает, но еще не становится лицемерной бабочкой. Прекрасные коконы. Конечно же, немного розоватые. Сакура специально покупала такую пленку.
Теперь они никогда не станут отвратительными бабочками, но и не будут потерянными гусеницами, пытающимися всеми силами выжить.
Проще поймать гусеницу, нежели бабочку. Проще спрятать гусеницу, потому что бабочка будет привлекать слишком много внимания своими яркими крылышками. И тогда Сакуру лишат права проявлять свою любовь к этим чистым и беспорочным созданиям.
Да и потом, она никогда не убивает бабочек. Она предпочитает вырывать им крылья, чтобы те снова превратились в гусениц.
Направляясь домой, Харуно сожалела лишь об одном – она никогда не сможет встретить такой же кокон, в котором жила она сама. Ни один человек никогда не оставался в коконе вечно. Да, Сакура успевала увидеть людей на «переходной» стадии, но потом непременно появлялись мерзкие крылья, либо гусеница погибала.
Но все изменилось, когда она увидела ЕГО.
Никогда она не видела столь прекрасный кокон, никогда она не видела столь красивые черты, никогда…
ОН сидел в том кафе и пил кофе, неторопливо заедая его каким-то бутербродом. Когда Сакура зашла внутрь, чтобы выпить чашечку горячего латте перед занятиями, она просто вросла в пол, потрясенно распахивая свои изумительные зеленые глаза. Она всегда знала, что ее глаза изумительны, но впервые она готова была признать, что есть кто-то столь же красивый, как и она сама. Тот, кто смог бы ее понять. Тот, кто тоже любит коконы и жалеет гусениц. И он непременно отрывает крылья бабочкам этими длинными и сильными пальцами.
Сакура вздрогнула, когда черные, словно ночь над лесом, где спрятаны ее творения, глаза пронзили ее мрачным взглядом, когда тонкие губы изогнулись в странной улыбке-ухмылке, когда ЕГО волосы скользнули вдоль ЕГО лица…
Впервые ей захотелось подползти к кому-то на коленях по грязному полу кофейни, не заботясь о дорогих чулках, и притронуться… Нет. Попросить разрешения притронуться к ЕГО лицу.
Официантка, подошедшая к застывшей посреди зала девушке, отвлекла ее внимание, отчего Харуно резко вдохнула, понимая, что перестала дышать. Облизнув губы, она заказала латте и ровным шагом направилась к столику, где сидел ОН.
- Здесь свободно? – сдерживая дрожь в голосе, поинтересовалась она и снова вздрогнула, когда ЕГО внимание переключилось со статьи в газете на нее.
- Да. Так же пусто, как и за остальными столиками, - с усмешкой проговорил ОН, и Сакура поняла, что очень глупо себя ведет. А ведь она не глупая.
- Простите, - поспешно извинилась она, стискивая в руках портфель. – Я просто подумала, что… Неважно, простите, - она уже было развернулась спиной к парню, но ударом тока ощутила ЕГО легкое прикосновение, ЕГО обхватывающие запястье пальцы.
- Можете сесть и здесь, - проговорил брюнет, отпуская руку девушки и улыбаясь слегка самодовольно.
- Спасибо, - заворожено пробормотала Сакура, кивая официантке, принесшей ее кофе.
Скинув с плеч плащ, она аккуратно повесила его на спинку стула, туда же пристраивая и портфель. Сейчас она боялась двигаться, боялась сделать неправильное движение, чтобы не разочаровать ЕГО. Аккуратно обхватив тонкими пальцами чашку, Харуно поднесла ее к губам и сделала глоток, чувствуя на себе прожигающий взгляд черных глаз. ЕМУ было интересно смотреть на НЕЕ. Самое счастливое мгновение. Она запомнит это навсегда. Сохранит в сердце, в своем коконе.
- Скучно сидеть одной? – ЕГО голос был потрясающим. Мягким, но немного рокочущим, отчего появлялось ощущение бархатистости.
- Да, - она ответила ЕМУ с легкой улыбкой, стараясь околдовать густой зеленью своих глаз. Так же, как ее поймала ЕГО черная ночь.
- Но сидеть с незнакомцем должно быть неуютно, - брюнет вздернул бровь.
- Харуно Сакура, - девушка поставила чашку на тарелочку и слегка поправила свою итак идеальную осанку. – Теперь я для вас не незнакомка.
- Хн, - парень хмыкнул, изучающим взглядом мазнув по ее лицу. – Учиха Саске, - после короткой паузы произнес ОН, а потом ее ладони оказались в ЕГО, - приятно познакомиться, - сухие губы легко коснулись ее кожи, лишая голову всяческих мыслей.
- Саске, - повторила она, затаив дыхание.
Парень снова хмыкнул и отпустил ее руки.
- Сакура, - девушка поняла, что ее идол ее дразнит, отчего слегка смутилась и поторопилась поправить неизменный пучок розовых волос.
- Просто вы мне показались очень одиноким, - задумчиво проговорила Харуно, поджимая губы. – Я решила составить вам копанию.
- Правильно сделали. Мне и правда, - черные глаза прищурились, - было одиноко.
Девушка просияла, снова делая маленький глоток кофе.
- Вы часто тут бываете? – решила продолжить она диалог.
- Нет. Вообще-то впервые решил зайти. Но только с вашим приходом я понял, что это станет моим любимым кафе, - ЕГО улыбка была бесценной.
- Да, это великолепное место. Кофе здесь потрясающий, - Сакура старалась сдержать свою щенячью радость, и, слава богу, что у нее не было хвоста, иначе бы он ее выдал.
- Согласен.
- А чем вы занимаетесь? – вот язык было за зубами не удержать.
- Я? Я работаю в больнице. Помогаю…слабым мира сего, - девушку мелко затрясло от ощущения эйфории. – С вами все в порядке?
- Да-да, - поспешно заверила она собеседника, беря под контроль свое тело. – А я вот преподаю в школе. Биологию.
- Замечательная профессия. Мы с вами похожи, - Саске прищурился, одним глотком допивая кофе.
- Вы тоже это заметили? – пораженно проговорила Харуно, стараясь не упасть без чувств.
Впервые она ощущала такую душевную близость с кем-то.
- Да, - парень снова улыбнулся. – Как и заметил, что уже почти девять. Вам не пора на занятия?
Сакура ошеломленно уставилась на настенные часы, понимая, что просидела в кафе слишком долго.
- О боже, - севшим голосом пробормотала она. – Мне действительно пора, - отчаянный взгляд вернулся к Учихе.
- Идите на уроки, - Саске потянулся и костяшками пальцев провел по нежной щеке девушки. – Завтра утром я снова зайду сюда, обещаю.
- Спасибо, - прошептала Сакура и через секунду встала, быстро накидывая плащ. – До встречи, - попрощалась она, а потом выбежала из кафе, стараясь унять сошедшее с ума сердце.

***

- Еще секунду, и она бы трахнула тебя прямо на этом столе, - меланхолично заметил Наруто, поддевая пальцами и тут же отпуская недоеденный бутерброд Учихи.
- Нет. Она бы сдержалась, - задумчиво проговорил брюнет, все еще глядя на выход, где скрылась девушка.
- Саске? – Узумаки встал со стула, сбоку от парня, и заглянул тому в глаза, слегка склоняясь над столом. – Она тебе понравилась? – удивленно спросил блондина, пытаясь прочитать мысли брюнета. – Ты хочешь ее?
Учиха даже бровью не повел на вопрос блондина и продолжал молчать, и Наруто был готов сдаться, когда услышал тихий голос парня.
- Я хочу разворотить ее грудную клетку и вынуть оттуда еще бьющееся сердце, - черные глаза с лихорадочным блеском посмотрели на собеседника. – И сжимать. Сжимать, пока эта сука пытается меня остановить. Хочу видеть страдание и боль в ее глазах. Я хочу видеть ее муки, когда она осознает, что ее драгоценный кокон порван, что все вынуто наружу, - чашка в руках Учихи треснула, но парень даже не посмотрел на осколки, продолжая прожигать Наруто безумным взглядом.
Узумаки пораженно опустился на стул, стараясь не думать о том, кого ему напоминает поведение Саске. Он беспокойно бросил взгляд на дверь, а потом снова на брюнета.
- Знаешь, думаю, не стоит ей заниматься, - впервые Наруто чувствовал себя неуютно в присутствии Учихи. Хотелось встать и уйти. Но так просто Узумаки не сдается.
- Нет, - звучало как приговор, и блондин сглотнул. – Я должен выжать из нее все, до последней капли, - наконец парень обратил внимание на свою руку и с шипением скинул осколки на тарелку.
- Чем она так тебя заинтересовала? Обычная дура, - Наруто откинулся на спинку стула, хмуря светлые брови.
- Она слишком мерзкая и самонадеянная. Я хочу придушить ее, вот и все, - Саске пристально посмотрел на Узумаки. – Что такое? Ревнуешь?
- Вот еще, - фыркнул парень, комкая в руках салфетку. – Просто, чую, что добром это все не кончится. Поэтому еще раз говорю – не стоит ее трогать.
- Но мы ее потрогаем, У-зу-ма-ки, - Наруто вздрогнул, но взгляд от салфетки не оторвал.
Было страшно. Что если Саске все же гиблый номер? Если ничего не удастся? Харуно – вот отличный способ проверить. Только не хочется проверять. Наруто с силой сжал в руке салфетку и отбросил ее в сторону, поднимая холодный взгляд на собеседника.
- Нам надо зайти в «Чернильницу». Карин кое-что для тебя приготовила, - блондин встал со стула и зашагал к выходу, уверенный, что Учиха последует за ним.
Идти пешком совершенно не хотелось, но Наруто и правда стоило экономить свои силы – совсем скоро они опустятся до нуля и тогда единственным его спасением станет Саске.
После того случая в магазинчике, Учиха вел себя агрессивнее, жестче. Он расправлялся с мозгами людей быстро, не задавая никаких вопросов, впитывая в себя все знания, которыми с ним делился Узумаки, но было видно, что в его голове проходит тщательная проверка информации, появляются какие-то свои выводы. Наруто почти жалел о том, что солгал парню. Однако блондин не слишком уж дорожил доверием, сколько боялся того, что может произойти, в случае если из кокона Учихи появится бескрылая бабочка.
Наруто поставил ва-банк, поэтому если пропадет Саске, то он утянет его за собой.
Мрачные мысли нагнетали мрачное молчание, но Учиха уже привык к тому, что его недо-хозяин стал в последнее время апатичным и замкнутым. Сам брюнет не знал, как же все-таки стоит реагировать на Наруто. Тот соврал ему и, кажется, хотел уплатить им какой-то долг. И не факт, что Наруто вообще хоть в чем-нибудь был честным. А Учиха ненавидел ложь. Всем своим нутром он желал вырвать язык изо рта блондина и повесить его на шею в качестве украшения. Но с другой стороны было что-то в этом создании, шагавшем впереди. Слегка ссутуленная спина, руки, нервно засунутые в карманы… Саске не чувствовал в нем предателя. Отчего-то Узумаки ему казался просто сбившимся с пути человеком, которому требовалась поддержка. Хотелось узнать, что за прошлое скрывается в блондинистой голове… посредством вскрытия его черепной коробки.
Саске тряхнул головой, отгоняя мысли об убийстве. Когда Узумаки только появился, его одержимость отступила на второй план, но сейчас мозги все сильнее проваливались в яму ненависти и жгучей злости даже к тем, от кого Учиха не чуял гнилого запаха разложения души.
Хотелось убивать.
Магазинчик Карин вынырнул из-за угла, освещая улочку зеленоватым неоновым светом вывески. Наруто открыл дверь и зашел внутрь, отчего тихо брякнул колокольчик. Саске зашел за ним и чуть не вписался в спину застывшего парня.
- Какого… Узумаки? – недовольно зашипели за спиной, но Наруто не обратил на это никакого внимания.
Девушка, что стояла у витрины и разглядывала различные камни и кольца, была решением всех его проблем. Она была его освобождением.
- Эти амулеты оберегают от сглаза и смотрятся довольно мило, - тихо говорила Карин, показывая девушке на одно из колец.
- Я даже не знаю, - так же тихо ответила та. – Я совсем не разбираюсь в этих штуках, я мало что понимаю… - она робко оглядела кукол, что висели на стенах. – М-мне здесь… Мне не стоило заходить, извините, - девушка попятилась, и вздрогнула, когда налетела спиной на кого-то.
Резко развернувшись, она встретилась взглядом с Наруто, который так заглядывал в ее глаза, будто бы там находились ответы на все вопросы о мироздании.
- Простите, я не…
- Нет-нет, что вы! – Узумаки положил ладони на ее плечи и крепко сжал. – Это я должен извиняться. А почему вы так быстро бежите из нашего магазина? – парень обошел девушку вокруг, заставляя ее поворачиваться вслед за ним.
- Я п-п-просто не нашла ничего стоящего, - робко пробормотала та.
- Не верю. В этом уголке вселенной скопились все чудеса мира, а вы так быстро хотите уйти отсюда. Нет, так не пойдет, - Наруто слегка недовольно свел брови вместе, продолжая улыбаться. – Как вас зовут?
- Хи… Хината, - девушка ойкнула, когда ее неожиданно опрокинули в кресло, непонятно откуда взявшееся за ее спиной.
- Хината. Прекрасное имя. Я – Наруто, - блондин присел на корточки перед ней, вглядываясь в лавандовые глаза, что испуганно метались в поисках выхода. – Не бойтесь, я не причиню вам вреда. А теперь, - блондин нежно взял ее руку в свою, - скажите, что вы ищите.
Девушка долго смотрела на него, решая, стоит ли открывать этому непонятному парню свои мысли. Но видимо что-то в Узумаки все же заставило ему поверить, из-за чего брюнетка слегка наклонилась вперед, доверчиво сжимая его руку своими тонкими пальцами.
- Я ищу то, что помогло бы мне достучаться до сердца одной девушки, - Хината покраснела. – Мне… Мне ее очень жаль, потому что она всегда одна. Она моя коллега – учительница. Но она отчего-то отрезает к себе все пути. Я уже лишилась надежды стать ее другом, хоть как-то ей помочь… - Хината замялась. – Это, не то, о чем вы могли подумать. Просто мне… Мне очень хочется ей помочь. Обычно люди позволяют себя подбодрить, хоть как-то показать, что жизнь прекрасна. Но она, - девушка замолчала, продолжая вглядываться в глаза Наруто.
- Вот оно, - тихо прошептал тот, медленно поднимаясь на ноги. – Такой души как у вас я не видел уже сотни, сотни долгих лет, - Узумаки улыбнулся. – У меня есть средство.
Быстро метнувшись к одному из застекленных шкафчиков, блондин достал оттуда какой-то непонятный предмет, похожий на большую круглую шкатулку.
- Да, знаю, - усмехнулся парень, поворачиваясь к девушке, которая встала с кресла, с любопытством рассматривая непонятное. – Он уже немного черствый, почти сухарь, но своих свойств этот пирог не потерял.
- Пирог? – Хината удивленно посмотрела на Узумаки, а потом снова на подозрительного вида еду.
- Именно. Он решит все твои проблемы с любым человеком, который не захочет открывать тебе свою душу. Ты получишь все его мысли на блюдечке – тебе просто стоит накормить его маленьким кусочком этого пирога, - Наруто протянул девушке кулинарное изделие.
- И все? – Хината сжала в руках маленькую сумочку, неуверенно разглядывая коричнево-черную корку.
- Да.
- А что в замен? – длинные темные волосы девушки соскользнули с плеча вперед, но она забыла их поправить, вглядываясь в синие колдовские глаза напротив.
-Просто заплатите за него небольшую цену, - прошептал Наруто, делая небольшой шаг к брюнетке.
Хината затаила дыхание, протягивая руки к пирогу, что предлагал ей парень. Хотелось, очень хотелось сделать эту странную покупку и попытаться с ее помощью проникнуть в душу своей холодной коллеги, помочь ей найти свет, найти саму себя.
Проникнуть ей в душу.
Хината сделала резкий шаг назад.
Да что ей предлагает этот парень? И о какой цене идет речь? Ее мама всегда рассказывала о людях, которые связывались с нечистыми силами. Да, мать Хинаты была глубоко верующей женщиной, строгих моральных принципов. И попытка заглянуть кому-то в душу, прибегая к помощи «заколдованных пирогов» или еще чего-нибудь… Нет, это все плохо кончится.
- Н-нет, я все же, пойду, - Хината сделала еще пару шагов назад, с испугом наблюдая, как меняется выражение на лице Узумаки.
- Просто возьми. Я даже могу сделать скидку, - голос блондина угрожающе зарокотал, отчего девушка окончательно приняла решение уйти из этого странного места.
- П-простите! Мне пора, - Хината дернулась к выходу, но Наруто ухватил ее за запястье, удерживая в стальной хватке.
- Ты не понимаешь, отчего отказываешься, - прошипел парень, притягивая девушку ближе.
Вокруг них все затянулось непонятным темным туманом, а глаза Узумаки засветились холодным синим светом, постепенно превращающимся в зеленый. – Просто возьми этот гребанный пирог.
- Нет!
- Наруто! – парень разжал пальцы, и Хьюго быстро кинулась к выходу, что виднелся сквозь мутную дымку.
Звонок жалобно звякнул, и дверь с грохотом захлопнулась, оставляя за собой мучительно-звенящую тишину.
- Наруто! – еще раз крикнула Карин застывшему посреди магазина парню.
Узумаки вздрогнул и перевел взгляд на пирог в своих руках.
- Ты ума лишился?! – девушка подошла к брату, гневно топая по скрипучему паркету.
- Я… - блондин сжал еду покрепче, а потом с остервенением бросил об деревянный шкаф. – Какого черта ты вмешиваешься, Карин?! – взревел Узумаки не своим голосом. – Эта девушка, - палец блондина ткнул в сторону выхода, - была моим шансом. Шансом всей моей долбанной жизни. А из-за тебя я его просрал!
- Наруто, - Карин пораженно смотрела на брата. – Черт, да сколько бы ты не должен был бы Цунаде, не смей творить такое! – звонкая пощечина заставила Наруто отступить на шаг назад, но гнев в его глазах не улегся.
- Эта Хината могла мне дать больше, чем ты, больше чем он, - блондин ткнул пальцем в притаившегося в углу Саске, который благоразумно не вмешивался. – Я бы был свободен.
- Свободен?! – вскричала девушка. – Да, может быть ты бы и рассчитался с Цунаде, но чтобы ты делал с Орочимару?!
- С этим ужом всегда можно договориться.
- Я тебя не узнаю, Наруто, - Карин прошептала эти слова, пытаясь удержать слезы, вскипающие в уголках глаз. – После того как ты связался с Кимимаро…
- Перестань все время меня тыкать в мои ошибки!
- Да ты сам в них тыкаешься! Как слепой щенок! Хуже! Когда станешь цепным псом Орочимару, тогда я даже не посмотрю в твою сторону! Думаешь, Учиха Саске принесет тебе облегчение? Да я вижу насквозь эту прогнившую душу. И на него ты решил положиться?
- Поэтому ты и не должна была мне сейчас мешать, - прорычал Наруто, отходя к шкафам.
- Наруто, равновесие в тебе уже и так нарушено. Ты нестабилен, - мягко заговорила девушка, подходя ближе к брату. – Я понимаю, насколько сильно тебе нужна такая душа. Я понимаю, как необходимо вернуться тебе в Белые Земли. Но не смей, слышишь, не смей становиться таким, как Орочимару или любой из его прихвостней, - тонкая рука легла на щеку брата, который уперся спиной в шкаф.
- А что в этом плохого? – после минутной паузы проговорил Наруто. – Они тоже держат в равновесии наш мир. Без них не существовало бы Белых Земель. Кто-то же должен быть плохим, - последние слова он прошипел в лицо девушки, а потом хмуро ушел в подсобку, напоследок кинув. – Отдай Саске то, зачем мы пришли.
Карин всхлипнула, а затем поправила очки, поворачиваясь к Учихе.
- Иди сюда, - голос ее дрожал, и парень неуверенно встал со стула.
- Что это было? – тихо спросил брюнет.
- Наруто только что попытался забрать душу этой девушки насильно. Так поступают только люди Темных Земель, чьим руководителем является Орочимару, - Карин протараторила все это, не глядя на подошедшего к ней Учиху. – Если Наруто продолжит в том же духе, его перегонят на ту сторону. И он станет… Станет… - Карин прекратила переставлять какие-то коробки и всхлипнула, тыльной стороной ладони закрывая рот. – А все Цунаде с ее давлением на него, - пробормотала девушка. – Почему все требуют от него невозможного? Почему все ожидают, что Наруто будет путеводной звездой для них?
- Слушай, я не до конца понимаю то, что у вас там происходит, но одно я могу сказать точно – Узумаки не слабак, - Саске положил руку на плечо девушки. – Да, он идиот, но не слабак. Чтобы там ни было, он справится.
- Да ты его даже не знаешь, - отчаянно проскулила Карин, оборачиваясь к брюнету. – Он… Он сын особого человека. И Хранители сказали, что он сможет вернуть былой порядок. До Коллапса. И он всегда считался особенным. Воплощением своего отца. Все это слишком сложно… - Узумаки подхватила какой-то предмет, что скрывался за коробками, и вытянула его на свет. – Вот. Это тебе.
Саске нахмурился и взял сверток. Ткань была ветхая, чуть ли не рассыпалась в руках, но под ней, внутри, скрывалась что-то мощное, сильное, Учиха чувствовал.
Развернув тряпье, парень извлек идеальные, гладкие ножны серой катаны. Ухватившись за рукоятку, он с трепетом вытащил из металлических объятий сверкающее острое лезвие. Казалось, что даже воздух зазвенел от силы клинка.
- Теперь тебе не придется подбирать к своим целям символы. У тебя теперь будет свой, - Карин слегка улыбнулась. – Прости за то, что я сказала о тебе. Но ведь отчасти все это правда. Ты…
- Маньяк. Я помню, - Саске пару раз взмахнул катаной, пробуя ее в руке.
- Нет, пока ты не маньяк. Ты что-то типа регулятора, не позволяющего нарушаться балансу. Но если ты сломаешься… Если ты перестанешь выполнять свою функцию… Будет тяжело.
- Разве за мной не придут другие…регуляторы? - Саске аккуратно вложил катану обратно.
- Ты же ведь сможешь постоять за себя? – улыбнулась девушка. – Просто тебе придется решить, на чьей ты стороне. Наруто… Почему-то Наруто поверил в тебя. Хотя и пошел сегодня на попятную… Знаешь, я даже невольно надеюсь на тебя. Может, ты сможешь присмотреть за моим братиком.
- Или я вспорю ему брюхо и искупаюсь в его крови, - проговорил Саске, следя за резко помрачневшей девушкой. – Ведь теперь этой катаной, - бледные пальцы огладили ножны, - я могу убить Узумаки Наруто?

***

- Привет, Саске! – Харуно Сакура уже завела себе традицию перед занятиями забегать в это кафе, где всегда и неизменно по утрам сидел ОН.
- Привет, - брюнет всегда пил кофе и ел бутерброд.
ОН никогда его не доедал, оставляя на тарелке небольшой кусочек, а вот кофе выпивал до конца. Официантка уже привыкла приносить для нее латте, слегка улыбаясь каким-то своим мыслям. Видимо со стороны они составляли очень милую пару. Сакура надеялась на это.
- Сегодня контрольная в классе? – Учиха сделал глоток кофе и слегка улыбнулся, разглядывая аккуратные черты лица девушки.
- О да… - Сакура вздохнула, вертя в руках пакетик с сахаром. – Сегодня придется все проверять, засижусь допоздна.
- Не страшно одной ночью возвращаться? – Саске поставил опустошенную чашку, задумчиво поглядывая на остатки бутерброда.
- Совсем нет, - Харуно снова поправила свою осанку, вздергивая тоненькие брови. – Я смогу за себя постоять.
- Да? – Саске склонил голову к столу. – Видимо тогда нет смысла предлагать проводить тебя? – хитрые черные глаза испытующие уставились на девушку.
А Сакура чуть не задохнулась от испуга и восторга. Чтобы ОН сам предложил проводить ее?
- О боже, - невольно вздохнула она, но тут же спохватилась. – Конечно, я буду не против, - ее тонкие ручки обхватили запястье ЕГО руки.
- Я рад, - парень улыбнулся, разворачивая свою ладонь к верху, чтобы девушка могла провести по испещренной полосками коже.
Входная дверь тихо хлопнула, впуская посетителя, и Сакура недовольно обернулась, не понимая, кому в такую рань понадобилось сюда приходить. Ее раздраженный взгляд уперся в какого-то блондина, что, сгорбившись, прошаркал к дальнему столику у окна. Его волосы были какими-то грязноватыми, под глазами залегли темные синяки, а кожа светилась болезненной бледностью. Потрепанная одежда вызывала желание брезгливо поморщиться, но Сакура лишь нахмурилась, смотря на то, как юноша устраивается на диванчике, забиваясь в самый угол. Официантка тут же подошла к посетителю, записывая заказ, что негромко произносили потрескавшиеся и обветренные губы. Как только девушка отошла от столика, парень, будто бы почувствовав на себе взгляд, перевел тусклые синие глаза прямо на Сакуру. Харуно вздрогнула и тут же решила вернуться к своему собеседнику.
Но Саске тоже смотрел на посетителя. Его темные глаза как-то странно мерцали, а рука в ладонях девушки сжалась в кулак.
- Саске? – Харуно позвала парня, и тот повернулся к ней. – Все в порядке?
- Да, отлично, - Учиха улыбнулся, но как-то слишком нервно.
Сердце в груди Сакуры сделало радостный кульбит – неужели Саске чувствует к этому жалкому человеку то же, что и она сама? Неужели он разделяет ее Милосердие?
- Этот парень… Он выглядит каким-то больным, - решилась заговорить девушка.
- Да, согласен, - черные глаза пристально вглядывались в ее. – Ему нужна помощь.
Душа просто запела от счастья. Учиха был идеалом. Он был ее идеалом…
- Харуно-сан! – дверь вновь хлопнула, и Сакура вздрогнула, узнавая голос говорившего. – Харуно-сан, слава богу, я догадалась вас тут поискать.
- Хината? – удивленно вздернула голову девушка. – Что-то случилось?
- Да! – Хьюго обеспокоенно мотнула головой. – Там приехала проверка! Сегодня будут открытые уроки! А у вас контрольная… - голос девушки затихал, когда стало появляться осознание того, что ее коллега не одна. – Простите, что помешала, я не думала, что вы тут с кем-то.
- О, невежливо с моей стороны, - Сакура слегка улыбнулась, давя в себе раздражение. – Саске Учиха, это моя коллега по работе – Хьюго Хината.
- Очень приятно, - брюнет кивнул в знак приветствия, с удивлением узнавая девушку, что несколько дней назад заходила в магазин Карин.
- Да, - Хината пристально всматривалась в Учиху, - Мы с вами нигде не могли видеться раньше?
- Вряд ли. Вас я бы запомнил, - Саске ухмыльнулся, откидываясь на спинку стула.
Внезапно по кафе разнесся звук бьющейся посуды, привлекая внимание к блондину, сидевшему в углу.
- Молодой человек! – воскликнула официантка. – У нас нельзя с животными! – на столе, опрокинув чашку с кофе, бушевал лисенок, шипя на своего хозяина.
Блондин был в легком шоке, поэтому не сразу понял, сколько внимания привлек. А когда он захотел взять лиса на руки, тот соскочил со стола и побежал в сторону выхода.
- П-простите! – крикнул он, кидая на стол смятые купюры, и побежал за питомцем. – Кьюби, что на тебя нашло? – спросил он, открывая двери и следуя за лисом.
- Этот парень… - Хината удивленно провожала взглядом знакомого незнакомца, но ее мысли отвлекла Сакура.
- Боже, надеюсь, такого тут больше не повториться, - укоризненно произнесла она. – Ладно, нам пора поспешить, Хината. Проверка – это серьезно.
- А? – брюнетка обернулась к коллеге. – Да-да! Поспешим.
- Саске, тогда увидимся в девять? Думаю, к этому времени я уже освобожусь.
- Ага. Я подойду прямо к школе, - отстранено кивнул Учиха, продолжая сверлить взглядом входную дверь.
Даже когда девушки удалились, он не мог оторваться от выхода, где скрылся Узумаки. Уже несколько дней он не давал о себе знать. Когда Учиха заходил к Карин, та лишь волком смотрела на него, бурча о том, что Наруто не появлялся. Интересная мысль о том, что после появления у Саске той катаны, Узумаки боится к нему подходить, казалась абсурдной и волнующей.
Но сегодня эта идея задвинулась на задний план – не из страха Наруто не появляется перед Саске. С этим идиотом что-то происходит, о чем он не говорит даже собственной сестре.
- Девушка, еще чашку кофе, пожалуйста.

***

- Эти двое, сегодня в кафе, - Хината сидела в кабинете биологии напротив Сакуры, которая проверяла контрольные.
- Ммм? Двое? – Харуно оторвалась от очередного исчирканного листа и пристально посмотрела на коллегу. – Вы имеете в виду Саске и того некультурного блондина?
- Д-да, - брюнетка сжала пальцами спинку стула, на котором устроилась. – Они какие-то странные.
- Тот парень – да. А вот о Саске не говорите так, - Сакура отложила ручку и потерла висок.
- Мне кажется, они друг друга знают. Я видела их вместе в одном магазинчике.
- Хината. Прекратите, - девушка стукнула рукой по стопке тетрадей, отчего собеседница вздрогнула. – Саске бы не стал водиться с таким подозрительным юношей.
- Я понимаю, как это все звучит, но, Харуно-сан, мне действительно не нравится Саске-сан.
- Мне не интересно ваше поверхностное мнение. Покиньте мой кабинет и не надоедайте мне больше такими глупыми разговорами, - Сакура снова погрузилась в изучение очередной контрольной, а брюнетке лишь оставалось встать и уйти, аккуратно прикрыв за собой двери.
Учительница биологии глубоко вздохнула и поджала губы – Хьюго ей порядком надоела. Эта девчонка отчего-то суется повсюду, при этом даже не задумывается о последствиях. Ей как будто бы жизненно важно влезть в каждый мелкий вопросик. Причем делает она это до омерзения противно – со всей своей скромностью и робостью, которые не помогли ей по жизни ничего добиться.
Навязчивые мысли и рассуждения уже через час заявили о себе легкой головной болью, и Сакура нахмурилась, переводя взгляд на часы. Половина девятого. Еще тридцать минут, и она сможет немного расслабиться в компании Саске. Даже больше – может ей удаться пригласить того на чашечку кофе. Милая беседа и интересный вариант завершения дня развеяли бы любую назойливую боль.
Посмотрев на две оставшиеся тетрадки, девушка устало подтянула их к себе, открывая первую. Названия и рисунки уже плясали перед глазами, но Харуно упорно вчитывалась в неразборчивые каракули, стараясь понять, заслужил ли ученик пятерки, или же опять будет неудовлетворительная оценка.
Без десяти девять учительница уже торопливо собиралась, приводя в порядок рабочий стол, выключая везде свет и строго осматривая себя в зеркале. Убедившись, что все идеально, она накинула пальто и, не забыв про портфельчик, покинула класс.
Попрощавшись со сторожем, Сакура вышла на улицу. Ветер неприятно завывал в школьном парке, а деревья махали ветками, заставляя тени скакать по асфальту. Полы пальто тут же распахнулись, и Харуно поспешила их застегнуть, поднимая воротник повыше. Сойдя со ступеней школьного крыльца, она огляделась, взглядом выискивая Саске. Тот стоял у ограды, опираясь спиной о прутья решетки. Его глаза в темноте едва заметно сверкали, а сам он казался расслабленным и даже немного ленивым.
- Я рада, что ты пришел, - Сакура подошла к парню и с любопытством посмотрела ему за спину. – Что это?
Саске оттолкнулся от ограды и покосился на торчащий из-за плеча чехол.
- Я с занятий. У меня небольшое хобби, - улыбнулся он девушке и подошел ближе.
- Это здорово. Расскажешь? – Сакура аккуратно взяла его под локоть, и они медленно побрели к ее дому.
Пока Учиха тихо рассуждал про различные виды боевого оружия, Харуно улыбалась и слушала гулкий стук своего сердца.
Они идеальны. Они просто созданы друг для друга. Иначе быть не может. Саске стал бы отличным семьянином. У них бы было двое прекрасных детей. Они бы организовали какой-нибудь приют для бездомных и каждый бы день, вместе спасали несчастных. Учиха бы стал там лечащим врачом, а Сакура учительницей, готовой давать образование тем, кто не в силах ходить в школу.
Это было похоже на прекрасную мечту, один большой, огромный кокон. В котором бы навсегда застыла их красота. Ими бы восхищались, их бы боготворили.
Сжав руку парня сильнее, девушка опустила голову ему на плечо, продолжая слушать его убаюкивающий голос. Иногда она отвечала на вопросы, иногда она их задавала, и они медленно, шаг за шагом приближались к ее дому, в котором, как Сакура надеялась, начнется новая страница ее жизни. Вместе с Саске.
- Красиво, - с улыбкой проговорил Учиха, оглядывая домик своей спутницы.
- Спасибо, - девушка встала напротив, разглядывая красивое лицо Учихи в свете одинокого уличного фонаря. – Может быть, ты не откажешься выпить со мной кофе?
- С удовольствием, - Саске последовал за учительницей в ее кукольный домик, ощущая каким-то шестым чувством, что в этом маленьком раю для Барби погибло много людей.
Все та же гостиная, все тот же диван, камин, паркет и дверь, где побывало много человек. Но никогда Сакура не приглашала сюда того, кого собиралась не раз еще увидеть.
Когда Саске вошел в дом, то его черная, красивая аура так трепетно переплелась с розовыми оттенками, что Сакура едва не застонала от переполнявших ее чувств.
- Ты располагайся, я буду на кухне, - девушка скрылась в дверях, и Саске спокойно прошел в комнату, оглядывая пространство.
Катану он достал из чехла и взял в руки. Впервые он хотел воспользоваться подарком и отчего-то слегка волновался, как ребенок перед праздником.
Собираясь последовать за девушкой, Учиха глянул на каминную полку, где располагались фотографии и разные другие мелочи обихода, но его вниманием завладела маленькая коробочка проигрывателя. Стало до чертиков любопытно узнать, что же заиграет в таком кукольном домике.
Сперва легкие звуки, будто бы тихо кто-то проводил по струнам электрогитары, а затем резкий проигрыш приятной, но тяжелой песни. Никакого джаза, классики или попсы. Нет.
- Да, у меня немного странный музыкальный вкус для учительницы биологии, - Саске вздрогнул, оборачиваясь.
В дверях стояла Сакура, переодевшаяся в красивое белое платье. Ее волосы были распущены, из-за чего создавалось странное непривычное впечатление. В руках она держала два стеклянных бокала.
- Я подумала, что раз у меня гости, - нежный румянец зажегся на ее щеках, и она подошла к камину, ставя на полку бокалы. – Мы ведь можем выпить?
Саске не отвечал. Он просто смотрел на это создание перед собой, вызывающее лишь одно желание.
- Знаешь, - проговорил Учиха, - я собирался пойти за тобой на кухню. Но ты так быстро вернулась. Я даже не успел подготовиться, - брюнет задумчиво осмотрел бокал.
- Ты хотел сделать мне сюрприз? – зеленые глаза зажглись радостным огоньком, будто бы Саске был во власти регулировать лишь словами температуру в ее сердце.
- Да, - звон разбитого журнального столика в тот же миг заполнил весь дом.
Одной рукой Учиха опрокинул хрупкую девушку на стекло, а затем вдавил ее в пол.
Сакура распахнула удивленные глаза, хватая ртом воздух, доступ к которому ей отрезали сильные руки брюнета.
- Сас..ке… - Харуно захрипела, но даже не пыталась сопротивляться.
Платье испачкалось мартини, которое до этого пила девушка, а тушь размазалась от слез, что заструились через мгновение по ее щекам. Руки Сакуры скользнули к лицу парня, оглаживая его щеки, губы, шею.
- Ты… п…поцелуешь… – голос постепенно стих, а зеленые глаза закатились, и Учиха быстро отпустил ее шею, давая бессознательному телу необходимый глоток воздуха.
Встав с девушки, Саске взялся за рукоятку катаны и медленно вытащил ее из ножен. Сейчас начнется самая интересная часть. Он сможет заглянуть в голову этой дуре и превратить ее мозги в кашу. Брюнет снова развернулся к безвольному телу и замахнулся для удара ровно в тот момент, когда в комнату вбежала Хината.
- Нет! – крикнула Хьюго, собираясь помешать Саске, но тот уже рассекал тело ее коллеги надвое.
Все исчезло сразу, как только лезвие катаны коснулось кожи Сакуры. Учиха лишь успел удивиться появлению девушки, которая кинулась к нему с таким идиотским выражением лица, что в пору было рассмеяться.
Но размышлять об этом было некогда – темнота перед глазами расступилась, возвращая брюнета в дом Харуно Сакуры, только вот все внутри было старым и обветшалым. Розовые обои свернулись на стенах трубочками, вещи покрылись паутиной, и повсюду летали бабочки, мельтеша перед глазами ярко-красными крыльями.
Саске взялся крепче за рукоятку и пошел вперед, туда, где была кухня. На полу ползали гусеницы и неприятно щелкали под ногами, когда он на них наступал. По углам, вперемешку с паутиной, висели белые коконы, из которых вылуплялись новые бабочки.
Пройдя в кухню, парень брезгливо покосился на раковину, где по грязной посуде переползали какие-то склизкие непонятные создания.
Открыв очередную дверь, он вышел в коридор, который вел к выходу, а заодно и к лестнице на второй этаж, откуда приглушенно доносились какие-то звуки.
Ступени заскрипели под ногами, когда Учиха решился подняться наверх. Из маленького окошка пробивался тусклый дневной свет, однако на улице ничего не было видно, хотя это мало интересовало парня. Впервые он встречается с таким, когда монстр не показывается сразу же. Это интриговало.
Второй этаж оказался просто одной большой комнатой, смахивающей на чердак, в конце которой висел огромный кокон, оплетенной паутиной. Пройдя в центр, парень огляделся, выискивая глазами какие-нибудь признаки угрозы, однако было тихо. Слышалось лишь копошение гусениц и тихое шуршание крыльев. Сосредоточив все свое внимание на коконе, Учиха хотел было подойти ближе, но кто-то взял его за плечо.
- Саске, - тоненькая рука ухватилась за его куртку, а к спине прижалось чье-то тело. – Зачем тебе это? Зачем тебе убивать меня?
Брюнет повернул голову и посмотрел на розовую копну волос, что скрывала лицо прислонившейся к нему девушки.
- Мы вместе смогли бы гораздо больше, - парень отстранился от нее, выставляя перед собой катану.
Сакура стояла напротив совершенно голая, разглядывая его из-под полуопущенных век. Ее кожа была покрыта тоненькими ниточками паутины, волосы спутаны, а сама она дрожала как осиновый лист.
- Я смогу дать тебе все, что ты хочешь. Все.
- Сомневаюсь, - Саске замахнулся для удара, но внезапно рот девушки широко раскрылся, и из него выползла бабочка, расправляя свои слегка влажноватые крылья.
Учиха застыл, непонимающе разглядывая существо, которое уже отползло к подбородку, давая своему собрату тоже выбраться из влажного плена. Их становилось все больше и больше, пока они не стали уже вылетать из ее рта, заполняя помещение.
Звук тысячи бьющихся крыльев окутал брюнета тяжелым занавесом, лишая возможности слышать, а красные крылья заполнили буквально каждый сантиметр комнаты.
Взмахнув, лезвие резко разрубило несколько насекомых, но их место тут же заняли другие. Саске начал остервенело отмахиваться от бабочек, которые уже стали липнуть к нему, заставляя отступать назад, все дальше и дальше, пока его ноги не зацепились за что-то, и Учиха с шумом упал на мягкий матрас, пораженно уставившись в идеально белый потолок.
- Вот. Так ведь лучше, - Сакура стояла у кровати, в комнате, напоминающей спальню.
Ее обнаженное тело не прекращало подрагивать, когда она забралась к Саске на колени, касаясь его своей холодной и слегка липкой от паутины кожей.
Учиха дернулся, но его руки были чем-то прикованы к кровати, а катаны в руке не оказалось.
- Тебе просто надо меня принять. Принять и жить со мной в этом доме. Создать со мной семью. Я сделаю так, что ты захочешь, - ее бедра мягко обхватили его собственные, а сама девушка склонилась к его лицу, выдыхая слегка открытым ртом в его губы. – Ну же, хватит бегать, - прошептала Харуно, поглаживая парня по щекам.
Учиха метнул лихорадочный взгляд на ее рот, откуда недавно выползали бабочки, и с отвращением разглядел паутину, оплетающую ее зубы и язык, когда она лизнула его подбородок.
- Отвали, сука, - тихо прорычал Саске, дергая ногами, которые тоже оказались связаны.
- Не хочешь? – девушка слегка отстранилась, поджимая губы. – Знаешь, у некоторых бабочек есть защитная окраска. Может быть, посмотришь на мою?
Пока Сакура распрямилась, откидывая голову назад, Саске шустро перебирал пальцами правой руки, пытаясь отыскать рукоятку катаны. Он уже успел понять, что его тело затянуло паутиной, отчего любое движение становилось бесполезным, но клинок был способен разрезать эти путы быстро и эффективно. Когда под пальцами вдруг появился металлический холод, Саске повернул голову, пытаясь даже глазами помочь себе добраться до катаны. Но его попытки резко сошли на нет, когда над его ухом раздался знакомый голос:
- Ты сейчас так открыт передо мной, Учихуахуа, что я способен разглядеть все твои маленькие секретики, - Наруто навис над ним, слегка улыбаясь и разглядывая его лицо.
Учиха замер, словно громом пораженный, ощущая всем телом приятный вес Узумаки.
Парень склонился над ним, так же как и Сакура, оглаживая его лицо холодными пальцами. Но теперь эти прикосновения были куда более приятными, даже желанными, что все слова застряли в горле брюнета.
- Все самые потаенные места твоей души передо мной. Так же как и я – открытая книга для тебя, - продолжал бормотать Наруто, склоняясь все ближе, что теперь его дыхание щекотало губы брюнета. – Давай же, Саске. Всего лишь один маленький шажок на встречу…
До поцелуя оставались миллиметры, хотелось быстро сократить это расстояние и прижаться к полным губам блондина, попробовать их вкус и даже стерпеть ту паутину, что их опутывала…
С хрустом вырванная из паутины катана бодро скользнула по ребрам Узумаки, заставляя парня отпрянуть и зашипеть, тут же теряя свою «защитную окраску».
- Сука, - рыкнул брюнет, освобождая свое тело из оков паутины, - могла бы и додуматься, что помимо всего прочего, я бы хотел раскроить Узумаки башку.
Сакура, согнувшись в три погибели, сползла с кровати, перебираясь в дальний угол комнаты, но когда Саске направился к ней, она повернулась к нему, разглядывая его огромными сетками черных глаз, которые скрыли под собой весь ее лоб.
- Что за… - прошипел Учиха, когда на его глазах нос и рот девушки исчезли, превращаясь в один длинный хоботок.
Кожа слезала с нее, будто бы кокон, выпуская наружу непонятное чудище. Существо походило на бабочку, только ее тело было покрыто человеческой кожей, а третья пара ног появилась из ребер. Крылья напоминали натянутую на хитрый каркас кожу, сквозь которую можно было просмотреть голубоватые вены.
За пару взмахов, существо разнесло половину крыши, когда иллюзия спальни распалась, возвращая на наполненный бабочками чердак.
Саске кинулся назад, когда создание быстро засеменило в его сторону, но прогнивший пол треснул под ногой, отчего та провалилась. Учиха чертыхнулся и мазнул лезвием катаны по морде «бабочки», замедлив ее буквально на пару спасительных секунд. Ногу удалось вырвать, и отбежать на безопасное расстояние.
Под ногами-лапками пол тоже начал ломаться, поэтому существо взлетело, разрушая крышу окончательно, так, что теперь по чердаку гулял морозный ветер.
Выбора особого не было, и Учиха кинулся на первый этаж, тут же выбегая из дома, чтобы привлечь тварь на более открытое пространство с твердой землей под ногами.
«Бабочка» тут же последовала за ним, порхая в воздухе своими уродливыми крыльями.
Мелкие усики на голове медленно шевелились, когда существо подлетело ближе, не зная, с какой стороны подступиться к парню. Саске же старался не стоять на месте, потому что если эта махина приземлиться на него, придется тяжко. Однако когда оно все же опустилось на асфальт, брюнет, не раздумывая, кинулся к нему, удачно поднырнув под хоботок и срубив один из усиков. До лапки достать не удалось, поэтому Саске отскочил обратно, уходя от хлопнувшего прямо над головой крыла. Чудище снова вспорхнуло в воздух, сразу же приземляясь точно на парня, когда тот попытался отбежать чуть дальше. Перевернувшись на спину, Учиха стал выкручиваться из цепких рук, которые сохранили пальцы и свою ловкость. Только вот с шестью такими конечностями было не справится, а еще в лицо упорно лез хоботок, пытающийся продырявить голову то с одной, до с другой стороны. Пришлось просто нечеловечески изогнуться, прежде чем отрубить это надоедливое жало, а когда тварь отпрянула, Саске разрубил передние лапки, тут же вскакивая и ногой прижимая существо к асфальту. Крылья, трепыхнувшиеся в попытке взлететь, были безжалостно срезаны, отчего бурая кровь стала брызгать, словно парень пришел на танцы фонтанов.
Оставшиеся конечности жалобно заскребли по земле, но Учиха разобрался и с ними, оставляя лишь голое тельце трясущегося существа.
Устало смахнув кровь со лба, парень поморщился и плюнул на мерзкое создание, отшатываясь назад и пытаясь отдышаться.
Столкнуться с таким он не хотел даже в самых жутких кошмарах.
Однако…

@музыка: Marilyn Manson – Heart-Shaped Glasses

@настроение: Zzz...

@темы: Яой, Фанфики, W.A.R.M?

URL
Комментарии
2014-12-07 в 06:47 

Oblivion_Carrot
Между Мегамизантропом и мной возникает эта пропасть весной. Но лишь только зимний ветер подул, мы живем на этом свете в ладу... Как обычно.
Продолжение

URL
2014-12-07 в 06:48 

Oblivion_Carrot
Между Мегамизантропом и мной возникает эта пропасть весной. Но лишь только зимний ветер подул, мы живем на этом свете в ладу... Как обычно.
Продолжение

URL
2014-12-07 в 20:27 

Ее-мае... я дождалась \*О*/
Все было интересно какой у них будет секс. Я не разочарована и даже рада, что без соплей/нежностей и прочего.
Есть некоторые придирки по поводу ошибок в тексте, но оно и понятно - такой большой текст настрочить без ошибок трудно. А еще очень радует, что автор серьезно взялся за работу (такая большая глава за неделю - это сильно)
спасибо большое за продолжение, ждем-с развязки =))

2014-12-08 в 00:53 

Oblivion_Carrot
Между Мегамизантропом и мной возникает эта пропасть весной. Но лишь только зимний ветер подул, мы живем на этом свете в ладу... Как обычно.
Proma8651,

Хих)))
Я люблю устраивать им брутальное порно х)
Вот за ошибки серьезно каюсь. Мне тяжело и десять страниц собственного текста адекватно вычитать, а тут... Я что-то разогналась)
Я два дня над ней сидела. Меня понесло)))
Вам спасибо ;)
А вот развязка еще ох как не скоро ;)

URL
2014-12-08 в 15:34 

О, неужели большой будет фик? Такого уже и не встретишь...

2014-12-08 в 20:53 

Oblivion_Carrot
Между Мегамизантропом и мной возникает эта пропасть весной. Но лишь только зимний ветер подул, мы живем на этом свете в ладу... Как обычно.
Proma8651,
Я люблю писать большие истории)))

URL
2014-12-11 в 17:08 

Лидося
Великолепно!
Блин, как я давно, оказывается, Вас не читала.
Все откладывала, думала: "Пусть автор допишет, потом почитаю." Не люблю читать незаконченные фанфы.
Теперь с одной стороны радуюсь, если бы раньше начала, от любопытства лопнула бы. И каюсь. Как я могла откладывать такую вкусняшку?
В общем, я хочу сказать, что безумно благодарна за Ваш труд. Надеюсь на скорое продолжение, но не в коем случае Вас не тороплю.
Побольше Вам вдохновения, свободного времени, чтобы муза была послушной.

2014-12-11 в 22:52 

Oblivion_Carrot
Между Мегамизантропом и мной возникает эта пропасть весной. Но лишь только зимний ветер подул, мы живем на этом свете в ладу... Как обычно.
Лидося,
Спасибо)
Как же я понимаю) Тоже частенько откладываю на потом, если не дописано и выжидаю)))
А я благодарна за комментарии - подбадривают писать дальше ;)
Я ее как раз поймала - иду писать. Надеюсь, к завтрашнему дню готово будет. И судя по состоянию музы, опять на страниц двадцать упехаю :smiletxt:

URL
     

Бар Морковки.

главная