Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:35 

W.A.R.M? (What About Real Me?)

Oblivion_Carrot
Между Мегамизантропом и мной возникает эта пропасть весной. Но лишь только зимний ветер подул, мы живем на этом свете в ладу... Как обычно.
Название: W.A.R.M? (What About Real Me?)
Глава: In my head it's like hell.
Автор: Oblivion Carrot
Пейринг: Саске/Наруто
Рейтинг: NC-17
Жанр: Слеш(яой);ангст; романтика; драма; психология; даркфик; ужасы; мистика Hurt/comfort; AU
Размер: макси
Состояние: в процессе
Дисклеймер: не мое
Предупреждения: ООС; насилие; изнасилование; групповой секс; нецензурная лексика; некрофилия; смена пола; секс с использованием посторонних предметов; кинк.
Размещение: не жалко, только сохранять шапку.
Саммари:

In my head it's like hell,
And I don't think I've got the will...
In my head it's all pain.
God please wash me with your rain.

In my head it's all strange.
I can't remember any names.
In my head it's like hell,
And yet you want me still...




Когда после долгого шторма в море, корабль добирается до тихой гавани, то весь экипаж с благоговением затихает на палубе, расслабляясь и лениво вглядываясь вдаль, чтобы еще раз убедиться – они прошли через бурю и выжили. Саске чувствовал себя так же. Даже его тело было расслаблено, хотя он сидел на улице на морозе. В психлечебнице был «выгул» подопечных, поэтому мимо постоянно шныряли возбужденные полудурки, но даже это не напрягало Учиху. Он просто сидел на скамеечке, вглядываясь в серое небо. По словам Какаши, Саске давно не был настолько вменяемым за последние годы. Он говорил, что что-то, видимо, дало толчок рассудку, и тот наконец-то вынырнул из бушующих пучин больного сознания – точно как корабль из бури. И Саске не возражал – ему было спокойно и хорошо. Единственное, чего он еще опасался, так это спать. Потому что во сне самая большая вероятность, что его «закоротит» опять.
Учиха искренне верил, что эта реальность – настоящая. Потому что тут не было сверхъестественного бреда, убийств и мучения. То, что он мучился, парень осознал практически сразу – дикий контраст между «сейчас» и «раньше» открывал глаза и отрезвлял разум. И здесь он не хотел убивать.
Брюнет вздохнул и облокотился о колени, переводя взгляд на деревья, укутанные снегом. Частые беседы с Хатаке помогали разобраться в себе. Казалось, что врач раскладывает его на детальки, тыкает пальцем в испорченные, требуя немедленно их заменить, а потом вновь собирает, проверяя, правильно ли идет работа механизма.
Заметив пробежавшего мимо Узумаки, Саске со вздохом поднялся и последовал за парнем. Все же Наруто будет переживать, если Учихи не окажется поблизости.
Снег хрустел под ногами, впереди маячила яркая оранжевая куртка, кружили редкие снежинки. Если бы не высокий забор лечебницы, можно было бы представить, что они просто на зимней прогулке. Да, в этой реальности Учиха оказался романтиком. Он был просто спокойным обычным человеком. Который даже бы смог любить. Любить нормально.
- Безумие, - чуть слышно выдохнул брюнет, выпуская изо рта пар.
Узумаки снова присел у какого-то дерева, начиная копаться в снегу и напевать какую-то песенку. Что странно, говорить нормально он не мог, но вот петь – вполне. В основном это были какие-то колыбельные или «самодельные» песенки, с помощью которых он часто и общался. Саске неторопливо приблизился и оперся плечом о ствол, свысока наблюдая за парнем. Этот идиот, и правда, был, как сказал Киба, «непробиваемым». Вечно в приподнятом настроении, занятый какой-то непонятной фигней, пускающий слюни время от времени. Он совершенно не имел ничего общего с тем Узумаки, которого знал сам Учиха. Этот был практически ребенок, только еще тупее, но добрый и мягкий, совершенно не капризный. Он мог начать истерику только если рядом не было Учихи. Поэтому по ночам Саске часто приходилось под присмотром врачей подолгу убаюкивать блондина, чтобы он крепко заснул. Обычно Наруто накачивали снотворным, когда Учиха был в отключке, но если была возможность дать организму отдохнуть от препаратов – надо ей пользоваться. К тому же Саске сам не прочь был оттянуть время, когда его запрут в одиночку в его камере, отдавая на милость ночным страхам и кошмарам.
- Держи, - Киба разрушил вакуум из мыслей, образовавшийся вокруг головы брюнета, и тот недоуменно перевел взгляд на Инудзуку. – Шоколад это, придурочный.
Киба сунул в руку Саске горячий бумажный стаканчик, второй рукой чудом удерживая еще два. Он присел рядом с копошащимся Наруто и протянул ему напиток. Тот поднял заинтересованный взгляд на Учиху, как всегда спрашивая одобрения. Саске ухмыльнулся и кивнул, задумчиво поднося ко рту свою порцию. Горячий шоколад. Тут таким балуют редко, но все же было здорово ощутить приятный сладкий вкус, хотя брюнет никогда не любил такое.
- Курица-наседка, - Киба выпрямился, увлекая за собой Узумаки, который увлеченно глотал шоколад, рискуя обжечься, и Саске отстранил стаканчик от блондина, чтобы тот был не таким резвым.
- Заткнись, - фыркнул брюнет, снова удобно опираясь о дерево.
- Да ладно тебе, - Инудзука кутался в старую обшарпанную куртку, изредка делая большой глоток шоколада.
Так они и стояли втроем, молча, и изредка, то Киба, то Саске одергивали Наруто, который будто бы желал вылить себе на голову этот стаканчик – так увлеченно он глотал горячую жидкость. Из всех, согнанных в этот дом ненормальных, Саске и Киба были самыми адекватными, как успел заметить Учиха. Ну, видимо, пока они сами не были в отключке или как это называл Какаши. Интересно, а как ведет себя Инудзука во время приступа? Брюнет скосился на парня, делая небольшой глоток шоколада. Вот шатен зарывается носом в свой меховой воротник, вот кривится и о чем-то говорит, видимо рассказывая об очередном шоу, что крутят по их маленькому телевизору в общей комнате, а вот его рука тянется к Наруто, снова слегка отстраняя чашку, а затем ерошит его волосы, отчего Узумаки улыбается.
Интересно, Кибе нравится Наруто?
Саске перевел взгляд вдаль, слушая, как шатен воркует рядом с блондином, точно изображая из себя курицу-наседку. Видимо, когда Учиха был не в себе, то именно он заботился об этом полудурке, не позволяя случиться чему-нибудь неисправимому. Да и за самим Саске ему наверняка приходилось приглядывать.
Интересно, каково было насиловать этого Наруто?
Мысль как камень упала в гладкое зеркало воды, пустив жутковатую рябь, от которой Учиха дернулся, в панике вдыхая морозный воздух. Это мысль была чужой, будто бы чей-то голос проговорил в его сознании.
Интересно, а Киба хочет Наруто?
Саске резко повернул голову к Инудзуке, стараясь сказать что-то, но слова застряли в горле, будто кто-то сдавливал пальцами шею. Шатен продолжал о чем-то рассказывать Наруто, который вновь опустился на корточки, сгребая башенку из снега, пользуясь «формочкой» из пустой чашки от горячего шоколада.
Это двое. Хочешь убить их?
Учиха сжал в руке стаканчик и впился пальцами в переносицу. Зажмурившись, он в ужасе старался прекратить этот мерзкий шепот. Он не хотел обратно, а то, что его снова тянуло в непонятный ненормальный мир, было очевидно. Эти мысли были ему знакомы, но он успел от них отвыкнуть, он расслабился, забыл почти, каково это – агония сознания.
Саске распахнул глаза, фокусируясь на каком-то больном, что стоял в редкой рощице, окутывающей двор психлечебницы. Этот парень. Он его помнит. Тогда, перед арестом. У витрины.
Седые волосы, ненормальные глаза… Человек стоял между деревьев и, раскачиваясь в стороны, смотрел прямо на них. Его улыбка как температура у смертельно больного – такая же воспаленная и огненно-ненормальная. А глаза блестящие. Страшные. Сломанный жуткий человек, который тоже любит убивать.
Тоже, Саске, тоже.
Учиха снова зажмурился, делая пару шагов назад. Кора дерева шаркнула по куртке, а в нос ударил мерзкий запах гнили. Брюнету снова пришлось открыть глаза, в поисках того, что могло бы так вонять, но звон в ушах снова отвлек его.
- Жри, жри, жри их! – зашептали сбоку.
Саске устремил свой взгляд в стаканчик, где раньше был горячий шоколад, но теперь там, в хлюпающей грязи, переползали друг на друга белые опарыши. Их тельца сокращались, отчего маленькие складки морщились сильнее, выдавливая из себя черные грязевые подтеки. Они тыкались в стенки чашки, цепляясь за шероховатую поверхность, ползя наверх.
- Сожри их, Учиха! Сожри их! – она шептала ему в ухо, ее безумный оскал подражал улыбке парня, что до сих пор стоял в отдалении, смирительная рубашка удерживала ее от того, чтобы заставить Саске приблизить ко рту отвратительную емкость. – До единого!
Но брюнет не мог оторвать взгляда от червей, пока они упорно взбирались по стенкам, оставляя за собой черный влажный след. Лишь когда первый из них выполз наверх, желая перебраться на руку парня, тот отшвырнул от себя чашку, которая упала прямо к Наруто, на его ровненькую башенку, высыпая на нее отвратительное содержимое. Узумаки замер. Замер и сам Учиха.
- Что такое? Боишься? – Сакура продолжала шептать на ухо. Ее грязные спутанные волосы липли к лицу, почти касались его самого, но было страшно повернуться к ней.
Как и смотреть на Наруто, что исподлобья пронзал его ледяным взглядом. Нет, это тоже был не тот Узумаки, которого знал Учиха. И не простодушный идиот, последнее время постоянно таскающийся за ним следом. Блондин усмехнулся, из-под снега пальцами вылавливая что-то, а затем поднялся, протягивая Учихе уже знакомую катану. Его ладонь до крови сжимала лезвие, а рукоятка была повернута к самому брюнету.
- Давай. Избавься от нее, - напутственно проговорил Наруто, и его голос звучал, как голос Дьявола, что соблазняет Иисуса.
- Так ты у нас теперь настолько зазнался? – напротив Сакуры, сбоку, зашептал Киба, а его рука мягко сжала плечо. – Учиха, ты человек. Прими то, что тебе предлагают… И убей. Убей их всех! – голос Инудзуки изменился до рокотания, что можно было сравнить с громом.
- Мы все ждем тебя. Только тебя, Саске, - за спиной Наруто стоял тот самый парень с седыми волосами.
Он обнял Узумаки за талию и прижался к нему всем телом, нежно проводя носом по его шее. А затем, прищурившись, он мазнул языком по мягкой – Саске знал – очень мягкой коже, отчего блондин лишь сдавленно застонал, прижимаясь к парню сильнее. Хотя не так давно убегал от него прочь как испуганный котенок.
- Убей и сожри. Сожри их всех, - Саске был благодарен всем богам, что у Харуно были связаны руки, что она не могла к нему прикоснуться, иначе бы он точно ухватился бы за вежливо протянутую ему рукоятку меча и исполосовал бы ее на лоскуты.
- Эй, Учихуахуа. Я жду, - Наруто откинул голову на плечо парня, а его ледяные глаза воспаленно блестели, взирая на мир больным похотливым взглядом.
Тело задрожало от ненависти, когда руки незнакомца забрались под куртку блондина, а губы оставили на шее яркий засос. И кого больше Саске ненавидел в этот момент, было трудно сказать. Хотелось прикончить обоих…
- Учиха, блядь! – за плечо дернули сильнее, и брюнет удивленно посмотрел в лицо Кибы, что взволнованно тряс его.
- Что… - Саске нахмурился, переводя взгляд на почему-то плачущего Наруто.
- Ты какого хрена творишь? Ты же знаешь, что только ты можешь его расстроить! – Инудзука еще раз встряхнул его, а затем присел на корточки, пытаясь успокоить ревущего блондина.
- Что случилось? – Учиха подошел чуть ближе к испорченной башенке, разглядывая разбрызганный повсюду горячий шоколад.
Киба скосился на него, когда тот присел ряжом, а затем вздохнул.
- Ты снова чуть не отрубился? – Инудзука позволил Саске обнять Наруто, что тут же уткнулся в ворот брюнета.
- Да, - растерянно пробормотал тот, сжимая в объятиях расстроенного парня. – Наруто, успокойся. Я не хотел, - прошептал он тому на ухо, поглаживая непричесанные волосы.
Саске было страшно. Его бил озноб. Он не хотел возвращаться туда. Господи, он не хотел снова съезжать с катушек! Будь он чуть менее сдержан, он бы заревел на пару с Наруто, потому что, черт подери, ему было хорошо тут. Так чертовски хорошо и спокойно, что он был готов петь от счастья. Но теперь… Глаза испуганно метнулись к роще, но там никого не оказалось. Видимо, этот парень тоже был его глюком.
- Пошли внутрь, - предложил Киба, когда они поднялись. – Тебе, думаю, надо принять лекарства и поговорить с Хатаке. Не хочется, чтобы ты учудил еще больше фигни.
Наруто продолжал изо всех сил прижиматься к Саске, однако успокоился и уже просто изредка всхлипывал, когда они двинулись ко входу в здание.
- Что случилось? – сразу же коршуном над ними нависла Карин, как заботливая мамаша над своими сыновьями. После того, как Учиха пришел в себя, ему удавалось с ней поддерживать нормальные отношения, и она даже признала, что «реальный» Саске не такой уж и плохой.
- Саске опять выключается, - тихо проговорил Инудзука, поднимаясь по обледенелым ступенькам. – Надо позвать Хатаке.
Взволнованный взгляд медсестры устремился к брюнету, а тот лишь слабо кивнул, поджав губы.
- Идем, - она ухватила его за руку и повела прочь, вырывая из объятий Наруто, который тут же вновь разревелся, пытаясь последовать за ними, но Киба удержал парня, уводя его в сторону общей комнаты.
Карин протащила его на буксире прямо до кабинета Какаши, не удосужившись даже снять верхнюю одежду. Она распахнула дверь и впихнула несопротивляющегося Учиху в комнату, сразу же исчезая в коридоре – все же она должна успокоить Наруто и продолжать следить за пациентами.
- Саске? – врач, казалось, был сильно удивлен такому появлению, застыв за своим столом с бумагой в руках.
Учиха кивнул, стягивая с себя шарф и куртку, неприятно жмурясь от странного звона в ушах.
- Приступ? – Хатаке поднялся со стула и быстро приблизился к пациенту, тут же начиная беглый осмотр – пульс, зрачки, реакция.
Снова слабый кивок.
- Мне показалось, будто бы я снова нахожусь там, - парень неопределенно повел головой.
- Это тоже необычно для тебя, Саске, - проговорил Хатаке, отступая на шаг назад. – Обычно ты сразу и с головой уходишь в новую реальность, - врач рылся на полке с лекарствами, выискивая нужную склянку. – Вот. Держи – примешь две капсулы во время обеда. Сейчас, лучше отдохни.
Учиха сжал в руке лекарство, неровной походной выходя из кабинета врача. К нему тут же подошел санитар, которого, видимо, приставила к нему Карин, и последовал за ним тенью. Особо пристальный надзор. Саске поморщился, скидывая одежду в коридоре, через который надо было пройти в общую комнату, где его уже ждал зареванный Наруто.
- Са… Са… - пытался выдавить парень, повисая на шее брюнета. Тот его лишь приобнял и повел в сторону их любимого столика, где уже расселся Киба.
- Как ты? – парень взволнованно облокотился о столешницу, наклоняясь к ним ближе.
- Какаши сказал, что это странно, - Саске задумчиво покрутил в пальцах капсулы. - Как все обычно происходит?
- Обычно либо ты просто стоишь как наркоман словивший приход, либо кидаешься на кого-нибудь, а уже потом наркоманишь, - Инудзука вдруг улыбнулся. – Может, ты идешь на поправку?
- На поправку? – эти слова тоже неслабо напугали – ведь в таком случае его могут выписать отсюда. И Наруто будет одиноко.
- Ну да. Это же круто. Не сидеть в этих злосчастных стенах, как собака в загоне, - рыкнул шатен, откидываясь на спинку стула.
Саске промолчал – ему было нечего сказать. Только покрепче прижать к себе Наруто.
- Я вам не помешаю? – голос был тихим, но таким четким и вкрадчивым, что все трое дернулись, синхронно поворачивая голову к нарушителю спокойствия.
- Ты какого рожна тут забыл? – резко ощетинился Киба, привставая со стула, а Узумаки испуганно замычал, начиная сильно дергать Саске за рубашку.
- Меня выпустили из одиночки, порадуйся же за ближнего своего, - это был тот самый парень, что стоял в роще. Которого так боится Наруто.
Учиха закрыл собой дрожащего Узумаки, враждебно поглядывая на незнакомца.
- Ты кто? – прорычал он.
- О, Саске! Так ты снова в себе? – последние два слова парень пальцами взял в кавычки, мерзко хихикая.
- Тебе лучше свалить, - Киба тоже не был настроен на разговоры.
- Не кипятись так, Инудзука. А то снова решат, что у тебя приступ, - осадил того седоволосый, переводя взгляд на Учиху. – Меня зовут Кимимару. Снова рад знакомству, - и опять больная воспаленная улыбка.
- Свали, - рыкнул в ответ Учиха, чувствуя, как снова в голове нарастает непонятный шум, а за ним ползет серое облако, которое лишит его сознания, если он не будет осторожен.
Кимимару же лишь взмахнул рукой в прощальном жесте и скрылся из виду, когда заметил, что санитар, следящий за Учихой, сделал к нему пару шагов.
- Спасибо, - поблагодарил Киба, снова усаживаясь на свое место.
- Кто этот придурок? – Саске развернулся к напуганному Узумаки, у которого даже руки тряслись.
- У него шизофрения, и он до жути пугает Наруто, - вздохнул Инудзука. – Он здесь давно. И говорят, что он поступил сюда с какой-то другой болезнью. Но потом у него обнаружили шизофрению. Это все, что я знаю.
Учиха зажмурился, когда звон в голове сменился писком настолько пронзительным, что хотелось просунуть в уши железный прут и протащить пару раз туда-обратно.
- Чего такое? – Киба встревожено приподнялся.
- Не знаю, - через силу ответил брюнет.
Глаза чесались, их хотелось просто вынуть и положить на стол, чтобы Наруто сложил их в свои ебучие пазлы. Учиха дернулся в сторону, вскидывая взгляд на комнату – все как будто бы находилось за мутным стеклом. Вещи растворялись в дымке, живот скручивало непонятной ноющей болью.
Холодные руки обняли за шею, и Саске повернул голову, глядя в ледяные знакомые глаза.
- Проснись уже. Мы все ждем тебя. Только тебя, - Наруто наклонился ближе, и его губы коснулись Учиху в легком поцелуе.
Мороз, исходящий от тела блондина, прошелся по коже не хуже огня, а потом стал заползать внутрь через поцелуй. Внутри все вымораживало настолько стремительно, что Саске уже не чувствовал собственного тела уже через секунд пять.
- Саске!
Учиху стошнило прямо на стол, когда его вырвало из окутанного холодом воображения в реальность. Санитар уже держал его в руках, а он безвольно повис, стараясь отплеваться от горького привкуса. Киба обеспокоенно стоял рядом, а Наруто со страхом сжимал его за руку, снова начиная плакать.
- Лучше будет, если вы приляжете у себя в палате, - санитар повел его в сторону комнат. – Я приведу Хатаке.
Саске и мог лишь кивнуть. Его тело ослабло, а живот все еще скручивало, будто бы его снова вывернет. Опустившись боком на матрас, брюнет тут же прижал колени к груди, стараясь хоть как-нибудь уменьшить неприятное чувство. В голове шумело, он чувствовал пульсацию сердца в висках, видел перед глазами рябь, как от помех на телеэкране.
Ты просто теряешься в своей голове.
Нет, он не хотел снова теряться.
- Саске, тебе надо поесть и выпить это, - когда рядом появилась Карин, Учиха не помнил, но послушно поднялся, разглядывая цветной поднос с каким-то бульоном и стаканом с водой.
От одного вида пищи парень скривился, но Узумаки уверила его, что необходимо сделать хоть пару глотков супа, чтобы выпить лекарство – на пустой желудок они произведут далеко не самый лучший эффект.
Учиха взял в руку ложку и опустил ее в тарелку, зачерпывая прозрачную жидкость.
Ее худые ступни без обуви или носков, почти синие от холода, были напряжены, отчего каждая жилка яростно прорисовывалась на коже. Они упирались в матрас по обе стороны от его вытянутых ног, а белые штаны шли некрасивыми складками, отчерчивая такие же худые ноги. Она сидела на корточках, сгорбившись над его подносом и в глядя в его глаза через мутное отражение в бульоне. Рубашка до сих пор связывала ее руки за спиной, а розовые волосы свисали немытыми паклями. Саске не поднимал глаз, наблюдая, как от краев тарелки, по поверхности супа ползут чернеющие жилы, и как что-то начинало шевелиться на дне.
- Тебе надо поесть, Саске, - проговорила Сакура, лбом упираясь в его лоб.
Местами бульон взяла плесень, и от супа пахнуло зловонием и гнильем, от чего к горлу подкатил очередной рвотный позыв.
- Не будешь есть – она не даст тебе лекарств, - немытый грязный лоб потерся о его собственный, а затем одним движением Сакура заставила его поднять голову, встречаясь с ней взглядом. – Жри же, Учиха, - заулыбалась она, а ее тощие плечи задрожали. – Жри это. Сожри. Давай. Жри!
Снова эти черви. Прямо здесь. В тарелке. В ложке.
- Саске.
Наруто стоял рядом.
- Держи, - он тянул ему катану. Опять.
Снова эта катана.
Снова этот Узумаки.
- Жри же. Учиха. Давай. Жри.
Грохнул упавший поднос, а тарелка разбилась о пол, где тут же расползлись сотни опарышей.
Рукоятка привычно-удобно устроилась в ладони, а лезвие разрезало девушку на кровати с волшебной легкостью. Металл рассек ее череп, прошел через шею, раздрабливая позвонки, скользнул между грудями, вниз по животу, пока не уткнулось в матрас.
Саске даже не понял, с какой силой он ударил, чтобы вот так рассечь человека напополам, но облегчение затопило его с головой, когда удивленное лицо Сакура разделилось надвое, и половинки тела скользнули в стороны друг от друга. Один мокрый шлепок на пол, и один глухой стук в стену.
- Умница, - Наруто уселся за спиной, а его холодные руки скользнули по бокам, пока Учиха рассматривал, как кровь пропитывает постельное белье, плед, которым накрыты его ноги, сам матрас.
Катана упала на пол, когда Саске откинулся спиной на грудь Узумаки, что тут же его обнял, утыкаясь носом в шею.
- Что со мной? – вот что он хотел бы узнать именно от этого парня. – И что с тобой?
- Тогда уж, что с нами, Саске, - философски заметил Наруто, забираясь холодными руками под больничную рубашку.
- Нами?
- Я люблю тебя, Саске, - парень наклонил голову вперед, заглядывая брюнету в лицо.
Учиха скосился в бок, рассматривая любопытные голубые глаза.
- Я не знаю тебя.
- И ты бы так доверчиво прижимался бы ко мне тогда? – парень усмехнулся, а его глаза сверкнули. – Ты всегда знал меня, Саске. Ты видел меня в нем всегда.
Узумаки резко исчез, отчего Учиха упал на спину, а затем материализовался прямо перед ним, усаживаясь сверху.
- Ты всегда видел меня в Наруто. Ты знаешь, кто я, - ледяные губы шептали уже почти в поцелуй, который снова затапливал холодным морозом все живое внутри.
Саске закрыл глаза, притягивая парня ближе к себе. Да, кажется, он знает его. Это то, чего так не достает этому полудурочному Наруто. Это кусочек гребанного пазла под названием Узумаки.
Пальцы зарылись в светлые волосы, и Учиха упоенно стал целовать и кусать мягкие губы, отдающие морозом. Узумаки прижался к нему всем телом, спихивая с кровати никому не нужную половину Харуно, что с влажным «чваком» свалилась на пол.
- Наруто, - Саске выдохнул в поцелуй, стараясь своим воспаленным дыханием согреть этот жалящий холод, но Узумаки лишь усмехнулся, переключая внимание на шею парня, а руки морозом гуляли под рубашкой, время от времени сдвигая резинку штанов.
Эта вьюга вызывала в Учихе болезненный озноб, Саске чувствовал, что он заболевает, что поднимается температура, а легкие давит кашлем. Но возбуждение от этого было только приятнее, сильнее. Наруто целовал его шею, иногда с силой прикусывая кожу, а рукой пробрался под нижнее белье, обхватывая пальцами возбужденный член. Саске выгнулся, зажмуриваясь от удовольствия.
- Я люблю тебя, Саске.
Учиха распахнул глаза и подскочил в кровати. Его всего трясло, губы пересохли, а глаза болели. В комнате было темно, но из-за уличного фонаря можно было разглядеть, что в комнате было чисто. Ни трупа Харуно, ни разбитой тарелки, ни Узумаки.
- Блять, - Саске плюхнулся обратно на подушку, но вновь напрягся, когда услышал странный скрип позади.
Резко перевернувшись, он выцепил взглядом чью-то фигуру у окна, но разглядеть ее не удавалось. Но долго мучится догадками не пришлось, поскольку гость тут же подбежал ближе и плюхнулся на кровать рядом с Саске, радостно прижимаясь к нему в объятии.
- Наруто… - это был опять этот милый полудурок. – Как ты только тут оказался? – с облегчением выдохнул Учиха, прижимая льнущего к нему парня. – Это опасно, идиот, - проворчал брюнет, чувствуя, как болит от температуры каждая косточка в его теле.
Но он был чертовски рад, что этот идиот был рядом. Этот Наруто был теплым , даже горячим, мягким и спокойным.
- Наруто, - позвал Саске слегка задремавшего посетителя, отчего тот вопросительно на него глянул.
Такой беззащитный.
А когда Наруто хотел тебя остановить – ты его изнасиловал.
Саске болезненно поморщился – этот Наруто такого не заслушивает. Совершенно нет.
- Ты… Почему ты за мной так бегаешь? – Учиха знал, что парень не сможет нормально ответить, но от вопроса не удержался.
- Я… Ммм… Я… - Узумаки беспокойно заерзал, пытаясь совладать со своим языком, но затем лишь обреченно вздохнул, тыкая Саске пальцем в плечо и выводя что-то.
Учиха не сразу сообразил, что это сердечко.
Блядь, этот Узумаки слишком сахарно-милый, однако, сейчас ничего кроме этого и не надо было.
Тепло после мороза.
- Я тоже тебя люблю, - прошептал Саске, подминая улыбающегося от уха до уха Наруто под себя.
Возбуждение после сна никуда не уходило, однако оно сменилось с болезненно-колючего на болезненно-мягкое, окутывая жаром все тело. Целоваться с этим Наруто было странно, потому что он постоянно ерзал и удивленно отстранялся, пытаясь сообразить, что делает Учиха. Интересно, а он помнит о том, как его изнасиловали? Саске скривился. Нет, пусть об этому лучше помнит псевдоузумаки из его сознания, а этот… Пусть этот запомнит только ласку.
Наруто неловко обнял его за плечи, совершенно не зная, куда девать руки, а Саске лишь усмехнулся, языком проводя вдоль языка блондина и стараясь заставить того ответить. Парень еще долго не мог сообразить, что от него требуется, пока Учиха, со знанием дела, не запустил ему руку в штаны, обхватывая пока еще вялый член, как совсем недавно проделывал Узумаки в больном воображении. Наруто резко выгнулся, слегка перепуганный, и невольно лизнул губы Учихи, а брюнет довольно поддел языком язык партнера, начиная ласково его посасывать. Блондин всхлипнул и зажмурился, растрепанный и совсем растерянный – видимо тогда Саске совершенно не уделил ему внимания. Надо было расспросить Кибу. Однако было приятно учить этого идиота, лично находясь в сознании, а не позволять какому-то левому Саске видеть и слышать это.
Задрав рубашку на разгоряченном теле, брюнет нежно поцеловал кожу напротив молотящегося сердца, потом влажно чмокнул дрожащий живот и приподнялся, опершись о свободную руку, с наслаждением следя за Наруто. Блондин смотрел на него жалобно, слегка испуганно, но все же было видно, что ему приятно. Он покраснел, мял в руках то простынь, то собственную рубашку и все пытался что-то сказать. Учиха усмехнулся и скользнул ниже, выпуская из ладони возбужденный член. Он стянул с парня штаны и легонько лизнул влажную головку, тут же спускаясь языком ниже, чтобы коснуться губами поджавшихся яичек.
- Сас…ке… - интересно, сколько сил ему потребовалось, чтобы выдавить из себя его имя?
Учиха заинтересованно выгнул бровь, заставив Узумаки согнуть ноги в коленях. Странным казалось и то, что Наруто позволял ему спокойно творить такие вещи. Неужели настолько доверял? Наверное, да.
Саске нагнулся, языком обводя сжатое колечко мышц, а руками он успокаивающе погладил вздрогнувшего блондина по животу. Если подумать, Учиха вряд ли был когда-то с кем-то нежен. По крайней мере, в своем воображении, потому что сознательную жизнь он практически не помнил. Но сейчас хотелось, чтобы все прошло гладко, без боли и мучений – он и так достаточно учудил.
Брюнет потянулся рукой ко рту блондина, пальцами обводя его губы и нежно проникая внутрь, стараясь не поцарапать небо. На сей раз Узумаки без раздумий принялся облизывать и посасывать кожу, видимо, возбуждение все же сильно ударило по мозгам. Учиха не удержался от стона и уткнулся горячим лбом в бедро блондина. Температура все еще не отступила и только росла, горячим ознобом пробивая тело, а в затылке муторно пульсировала боль, но ощущать, как мягкий мокрый язык скользит по пальцам, было чистым блаженством. Саске приоткрыл глаза, разглядывая то, как Наруто обхватил его руку и, жмурясь как кот, погружал в свой рот его пальцы. Сглотнув, Учиха все же вырвал конечность из приятного плена и снова навис над Узумаки, заглядывая в пьяные голубые глаза.
- Скажи мое имя еще раз, - попросил он, даже не смотря на то, что для Наруто это довольно тяжелая задача.
- Са…Са… Сас…ке… - блондин давился буквами, но упорно повторял имя, всякий раз, когда Учиха этого просил.
Особенно хорошо у него получилось, когда проникшие внутрь пальцы задели простату, с силой проводя по ней. Узумаки тогда вскрикнул и уже почти плакал, потому что ему до сих пор было страшно – ведь все люди боятся того, чего не понимают или о чем не знают.
- Ш-ш-ш… - Учиха потерся носом о взмокший висок партнера, чувствуя, как теряет самообладание.
Влажно поцеловав парня в губы, Саске вытащил из него пальцы и стянул собственные штаны, приставляя головку возбужденного члена к растянутому анусу.
Наруто пришлось затыкать поцелуем, потому что тот кричал и бился в сжимающих и удерживающих его руках. Хоть Учиха и старался быть до предела нежным, но все равно все это сильно смахивало на изнасилование, потому что Наруто мотал головой и хотел уйти. Но остановиться было уже невозможно. Тело блондина так до бесконечности нежно принимала его, так бесконечно-мягко поддавалось, что даже святые были бы не в силах прекратить.
- Тише, это пройдет, - шептал Саске, пытаясь унять дрожь в собственном теле. – Пройдет, - он замер, когда член полностью погрузился в горячее пространство, а когда парень под ним утих, лишь изредка всхлипывая, Учиха двинулся, снова вырывая протестующий стон.
Только вот долго Наруто не протестовал, слоило Саске лишь сдвинуться чуть-чуть в сторону, как худоватое тело выгнулось навстречу, объявляя полную капитуляцию. Учиха усмехнулся, губами ловя горячие вздохи и стоны. Самого его било ознобом, силы оставляли тело, а боль и слабость расплескались по каждому его уголку. Но брюнет лишь целовал партнера и двигался в этом хрупком теле, приносящем безграничное удовольствие, которое могут чувствовать только нормальные люди. Люди с ясным сознанием, с сознанием не отравленным мыслями об убийствах. И Саске наслаждался этим, будто бы это была его последняя возможность – ведь он не знает, каким станет завтра, или через минут десять. Хотелось почувствовать, что такое любить, понять, каково это, когда кто-то любит в ответ, хоть пускай это и полудурочный придурок с идиотской улыбкой. Все равно он остается его наконец-то найденным кусочком пазла под названием «Узумаки Наруто». Даже не так.
Саске приоткрыл глаза, немного замедлившись.
Сейчас они оба – кусочки пазла. Ведь сейчас Саске – не совсем Саске, а Наруто – не совсем Наруто. Они два кусочка от одного огромного пазла, с тупейшим названием: «Придурки».
Учиха усмехнулся своим мыслям и подхватил Узумаки под колени, резко и быстро толкаясь внутрь, отчего блондин выгнулся, едва балансируя на краешке кровати. Одной рукой уцепившись за матрас, Наруто неосознанно потянулся к своему члену, неумело начиная водить по нему рукой, повторяя недавние действия самого брюнета. Парень закусил губу и свел на переносице светлые брови, всем телом подаваясь навстречу. Саске зажмурился, выдыхая его имя, и зашипел сквозь зубы, кончив внутрь, а Наруто испуганно что-то пискнул, излившись в собственную руку.
Отпустив ноги парня, Учиха отстранился, выходя из разгоряченного тела, и повалился рядом на узкую кровать. Узумаки тут же прижался к нему, кое-как натягивая на них плед. Хоть иногда у него мозги варят.
И уже второй раз после секса Учиху сразу утягивает в сон. Кажется, он теряет форму.

@темы: Фанфики, W.A.R.M?, Яой

URL
Комментарии
2015-02-02 в 21:32 

Фап-там. Долгожданная мной романтика)) Приятно видеть продолжение, спасибо автору)

2015-03-08 в 22:01 

Доброго) куда же вы пропали на целый месяц? Возвращайтесь поскорее, очень ждем продолжения)

2015-03-14 в 17:32 

SiSky_BuSyneSS
Сейчас злая и голодная,но потом буду худая и пиздатая))
Автор, ну когда же....

2015-04-06 в 00:34 

Oblivion_Carrot
Между Мегамизантропом и мной возникает эта пропасть весной. Но лишь только зимний ветер подул, мы живем на этом свете в ладу... Как обычно.
Proma8651, SiSky_BuSyneSS,

Прошу прощения, что пропала - полная лажа в жизни :( Хоть на стену лезь.
Спасибо за то, что ждали) Искреннее морковное спасибо)

URL
   

Бар Морковки.

главная