23:26 

W.A.R.M? (What About Real Me?)

Oblivion_Carrot
Между Мегамизантропом и мной возникает эта пропасть весной. Но лишь только зимний ветер подул, мы живем на этом свете в ладу... Как обычно.
Название: W.A.R.M? (What About Real Me?)
Глава: Arsonist's lullabye
Автор: Oblivion Carrot
Пейринг: Саске/Наруто
Рейтинг: NC-17
Жанр: Слеш(яой);ангст; романтика; драма; психология; даркфик; ужасы; мистика Hurt/comfort; AU
Размер: макси
Состояние: в процессе
Дисклеймер: не мое
Предупреждения: ООС; насилие; изнасилование; групповой секс; нецензурная лексика; некрофилия; смена пола; секс с использованием посторонних предметов; кинк.
Размещение: не жалко, только сохранять шапку.
Саммари:

In my head it's like hell,
And I don't think I've got the will...
In my head it's all pain.
God please wash me with your rain.

In my head it's all strange.
I can't remember any names.
In my head it's like hell,
And yet you want me still...

Музыка к части:

Cкачать Hozier Arsonist's Lullabye бесплатно на pleer.com

И пара артов моего производства х)
vk.com/oblivion_carrot?z=photo-86298809_3670331...
vk.com/oblivion_carrot?z=photo-86298809_3670331...

Музыка лилась из колонок хриплым громом гитар, помещение терялось в ядовитой дымке дури, что неоновые огни едва прорезали эту плотную завесу. Полуголые девушки вились на небольших возвышениях, сверкая своим телом, подбадривая улюлюкающую толпу, сквозь которую пытались протиснуться недавно вошедшие посетители. Официанток то и дело лапали чьи-то сальные ручонки, а они с улыбками раздавали алкоголь и небольшие косячки, которые расходились как вода в Африке.
В удаленных уголках заведения сидели менее активные зрители, не торопящиеся пихать деньги в завлекающие трусики танцовщиц. В одном из таких затемненных уголков расположился брюнет, прижимающий к себе какой-то чехол. Сам он был одет в длинный черный плащ, под которым скрывалась такая же черная одежда – поэтому в неприметном уголке он почти исчезал от любопытных взоров. Глаза его недобро посверкивали от случайных лучей прожекторов, а красный огонек тлеющей сигареты подсвечивал теплым светом бледную тонкую кожу.
Парень неотрывно следил за одной из танцовщиц, что сейчас присела на корточки и елозила пышными ягодицами по металлическому шесту. Сама она иногда одаривала брюнета своим вниманием, насмешливо щуря глаза и прикусывая нижнюю губу – загадочный и привлекательный посетитель будоражил фантазию, и хотелось поскорее закончить танец, чтобы успеть познакомиться с брюнетом поближе, ведь мало кто мог вызвать интерес у профессионалки.
Докурив, парень поднялся из-за столика, подхватив длинный чехол за ремень, и, кинув еще один острый взгляд на девушку, неторопливо направился в уборную. Намек был понят и воспринят с восторгом, особенно когда музыка ненадолго прервалась, позволяя танцовщице соскользнуть с возвышения и шустро пробраться следом за посетителем, ловко избегая загребущих ручонок пьяных мужиков.
Дернув за ручку двери, она с удовлетворением обнаружила, что та не заперта, и неторопливо вошла внутрь маленькой тускло освещенной комнатки, щелкая замком за собой. Загадочный брюнет стоял у раковины, склонившись над журчащим водой краном. Чехол, что он таскал с собой, был небрежно прислонен к стене. Посетитель медленно разогнулся, через зеркало впиваясь черными жутковатыми глазами в танцовщицу. Та, в свою очередь, пошло растянула губы в улыбке и, виляя бедрами, подошла к нему, заигрывающее проводя руками по широкой спине.
- Знаешь, - прошептала она ему на ухо, чуть привстав на цыпочки, - не вежливо так долго смотреть на девушку. Особенно, когда она на работе, - ее голос был томным и насмешливым, а ее тело льнуло к парню, в надежде ощутить его тепло даже через кожаный плащ.
Посетитель молчал, и танцовщица снова бросила взгляд в зеркало, наслаждаясь лихорадочным взглядом, которым он ее одаривал. Она снова улыбнулась, разворачивая его к себе лицом. Ее руки быстро нырнули под рубашку, сперва слегка разведя полы плаща, а сама она носиком потерлась о шею брюнета.
- Такой неприступный. Тебя надо согреть, - она горячо выдохнула, языком пройдясь по болезненно-белой коже.
Парень зашипел, что заставило девушку хмыкнуть, и она уже хотела поднять голову, чтобы поцеловать заинтересовавшего ее клиента, однако ее резко схватили за шею и со всей дури впечатали в стену. Боль прострелила затылок, а перед глазами у девушки поплыло. Она едва успела осознать, как ее валят на спину, прямо на грязный пол рядом с обмызганным чьими-то выделениями сортиром. С шипением она извернулась и умудрилась шпилькой туфли врезать по ноге обидчика. Сверху утробно зарычали, и танцовщица стала с удвоенной силой отбиваться от цепких рук, что перехватили одну из ее ног так, словно…
Хруст ломаемой кости и рвущегося мяса, кажется, на долю секунды ее оглушил, отчего в ушах зазвенело какой-то мертвой тишиной – лишь музыка из зала тихо ухала на периферии сознания. А потом пришла жгучая дикая боль, заставившая ее выгнуться дугой и заорать во всю мощь легких. Ее крик моментально перешел в глухое мычание, когда рука брюнета закрыла ей рот. Девушка через слезы едва сумела сфокусировать свой взгляд на мучителе, и снова попыталась заорать, когда вместо черных обсидиановых глаз на нее уставились совершенно алые демонические глаза с едва заметным черноватым узором.
- Заткни свой блядский рот, - процедил брюнет, будто проникая взглядом внутрь нее.
Рука его убралась ото рта, и девушка хотела было снова заорать, но горло ее не послушалось – раздалось лишь сдавленное сипение. Посетитель не отводил от нее взгляда, возвышаясь над ней пугающим черным силуэтом. На потолке горела лампа, практически не позволяя ей его разглядеть, однако красные глаза были хорошо видны, как два алых пятна на черной тени. Танцовщица снова слабо лягнулась здоровой ногой, чем вызвала насмешливый оскал у своего палача. Тот без усилия перехватил ее ногу, а потом снова раздался уже знакомый хруст, и волна боли опять затопила сознание жертвы. Когда перед глазами прояснилось, девушка перед собой никого не видела, и смутная надежда на то, что мучения окончены, сдавленным рыданием застыли в горле. Но вдруг чуть поодаль послышался звук разъезжающейся молнии, и танцовщица с трудом повернула в бок голову. Парень медленно расстегивал чехол, который обнажал странный прямоугольный предмет, похожий на черную палку. Однако, когда что-то едва слышно щелкнуло, и на свет из черного плена стало показываться звеняще-блестящее лезвие катаны, новая волна паники пронзила едва шевелящееся тело девушки. Она замотала головой, пытаясь что-то промычать, однако парень лишь небрежно растолкал в стороны ее поломанные ноги, и его ботинки грузно опустились по бокам от нее.
Катана взмыла в воздух и гильотиной замерла напротив ее подтянутого живота с едва заметными родовыми растяжками, из-за которых танцовщице немного урезали зарплату. Девушка задрожала, все так же тщетно пытаясь пошевелиться, однако, и она это знала, алые глаза демона не позволят ей даже шелохнуться.
Лезвие обрушилось вниз, вспарывая мягкую кожу и достигая горячего нутра, и, возможно, была бы видна кровь, если бы все не погрузилось в кромешную тьму.
***
Саске замер, сжимая в руке рукоять верной катаны, которая упиралась в пол – что под ним уже не было той женщины, парень прекрасно знал. Левую руку неприятно свело, и он тряхнул кистью, сгоняя раздражающий зуд и легкое оцепенение. Глаза он прикрыл, опуская лезвие, и прислушался – ни звука. Брюнет шаркнул по полу ногой, однако звуков тоже не было – что-то в воздухе глушило малейший шорох. Он даже своего дыхания не слышал.
Этот мир будто бы лишал всех возможностей ощущать себя – беззвучный, темный, даже прикосновения не чувствовались. Раньше это бы стало проблемой, но все решалось совсем просто.
Красные радужки вспыхнули с новой силой, позволяя хозяину различать малейшие очертания в кромешной тьме. Он стоял сейчас посреди большой залы, стены которой уходили вверх, соединяясь воедино, на манер конуса. Пол был устлан чем-то непонятным, и парню пришлось присесть на корточки, чтобы дотянуться до похожей на листок чешуйки. То была сухая, смахивающая на сброшенную кожу, ломкая под ничего не чувствующими пальцами, полупрозрачная пленка, будто бы раскрошенная под чьими-то ногами на мелкие сегменты. Нахмурившись, брюнет подцепил пальцами самый большой кусок, который был размером с его предплечье. Тоненькая сеточка, прошивавшая пленку, смутно наводила на мысль о насекомых, некоторые виды которых имеют веселую привычку сбрасывать крылья.
Быстрое движение в дальнем конце залы заставило парня вскочить на ноги и направить лезвие катаны вперед. Что-то уверенно копошилось впереди рядом с каким-то здоровым валуном, и он направился туда, морщась при каждом шаге – вполне возможно, что существо слышало, как хрустят крылышки под ногами. Сделав еще пару шагов, парень замер и даже опустил меч,
Здоровый валун вовсе не был камнем. Это была здоровая туша, напоминающая королеву термитов. Огромные складки белого, похожего по цвету и фактуре на выдавленный гной, тела неприятно сокращались, заставляя маленькие черные ножки под ними дергаться, перебирая мусор под собой. Вся эта вздувшаяся бутафория венчалась телом девушки, наполовину торчащей из этого мерзкого мешка. Ее длинные руки постоянно что-то таскали с пола в рот, а глаза ее внимательно осматривали незваного гостя.
Брезгливо поморщившись, Учиха стал медленно приближаться к уродливому созданию.
Безвольное, бесполезное. Оно защищалось лишь тем, что лишало врага ощущений. С этим не особо хотелось возиться…
***
Учиха спешно покинул уборную, где на бачке для слива была пристроена голова танцовщицы. Он пробрался сквозь бушующую толпу к выходу, почти вываливаясь из помещения на улицу.
Саске вдохнул острый от холода ночной воздух и открыл глаза, рассматривая яркую луну, повисшую в небе. Огни города приглушали звезды, но не ее. Перехватив поудобнее чехол с катаной, Учиха направился в сторону своего дома, плутая по темным подворотням, словно призрак. Пар из люков ласково стелился ему под ноги, будто желая приглушить его тяжелые шаги, хотя в городе и так не бывает тихо.
До своей квартиры парень добрался через час, зверски уставший, измазанный в крови, но он даже не снял ботинки, мрачной тенью двигаясь по коридору в сторону спальни.
Там, на кровати, обложенный кучей разных подушек и непонятных амулетов, которые натаскала Карин, лежал Наруто. Узумаки даже глаз не открыл при появлении постороннего в комнате, но оно и не удивительно – он не просыпался уже четвертый месяц. С того самого раза, когда Учиха едва смог вырваться из его сознания, куда, как оказалось, утянул его белобрысый придурок, Саске стал словно его сторожевым псом, или драконом, охраняющим спящую красавицу в башне. Почему-то оставлять Наруто одного совсем не хотелось, и это бесило, но поделать Учиха уже ничего не мог. Какаши сказал, что Узумаки буквально привязал его к себе, позволив пройтись в его сознании. Вот только Учиха словно слон в посудной лавке – смешал все в блондинистой голове, что теперь Наруто сам не может очнуться. Приходиться ждать, пока он отыщет выход. А еще и кристалл стремительно начал ослабевать – с каждым днем круги под глазами парня становились все чернее, щеки сильно впали, кожа стала болезненно-бледной, а черты заострились.
Учиха уже по выработанной привычке встал с боку от кровати и наклонился, укладывая наспех отмытую в уборной клуба ладонь на горячий лоб – температура упорно сжигала исхудавшее тело.
Саске нахмурился еще сильнее, вглядываясь в расслабленное лицо парня, а затем запустил руку в его волосы, с силой сжимая их в кулаке.
- Да очнись ты уже наконец, - зашипел брюнет, наклоняясь еще ближе к Узумаки.
Учиха и сам не знал, чего хочет больше – покалечить этого идиота или наоборот, ласково уложить его голову себе на колени и ждать, когда тот проснется.
Однажды вернувшись с очередного «задания» Какаши, Саске пришел в квартиру едва живой, и единственное, что было в его голов – идти к Наруто. И он снова пришел в эту комнату, встал у бока кровати, а потом замахнулся катаной, понимая, что сейчас всадит лезвие прямо в эту безмозглую черепушку. Очнулся же он на следующий день, на самом краю кровати в дико неудобной позе и крепко прижимая Наруто к себе.
Сейчас же не было той злости, какую испытывал Учиха в тот вечер. Скорее он был в отчаянии.
Вздохнув, парень ласково растрепал светлые волосы и направился в кухню – сейчас ему просто хотелось закинуть что-нибудь в желудок и отрубиться.
С того дня, когда брюнет умудрился выбраться из путанного клубка, в который превратились их с Наруто мозги, Какаши занялся Учихой вплотную. Он оказался помощником Джирайи – Мудреца Серых земель, и, как выяснилось, потенциал, что разглядел Узумаки в Саске, оказался редким и очень мощным. Одни глаза – Шаринган, как обозвал их Хатаке – позволяли чуть ли не видеть сквозь стены. Повезло, что у этого странного человека тоже был такой, но только в одном глазу, будто бы однажды удачно сделали пересадку. На месяц Какаши будто бы прописался в квартире Саске, приглядывая за особенно нестабильным в то время Наруто, и тренируя Учиху, слово пса натаскивая его выискивать «черные» души, что тревожили равновесие весов мироздание, которые Наруто представлял однажды как две булочки по краям лопатки.
Саске усмехнулся своим мыслям, забредая в кухню и без света отыскивая холодильник. Тусклая лампочка, что тут же засветилась в прохладном нутре, неприятно била по уставшим глазам, и парень поскорее вытянул оттуда пачку сока и завернутый в целлофан бутерброд.
На самом деле Саске был рад, что однажды Наруто влез в его жизнь. Он сделал ее осмысленной. Учиха был простым маньяком, двинутым на голову, бесцельно и бессистемно кромсающий девушек. А сейчас он будто бы обрел смысл в жизни, какие-то цели, радовался тому, что не свихнулся окончательно, и у него появился действительно близкий человек, связанный с ним даже сильнее, чем кровным родством – их души будто бы были переплетены. Единственное, что напрягает Саске, так это его приступы неконтролируемого гнева – эта его часть хочет просто уничтожить Наруто, будто бы Узумаки обладатель одной из темных душ, на которые Саске, по идее, науськан рычать с рождения, и странные судороги в руке.
Скромно поужинав, Учиха на ощупь двинулся в гостиную, где был расстелен диван. Кое-как стянув с себя плащ и ботинки, парень с размаху завалился на постель, тяжело вздыхая. Рой мыслей как всегда надоедливо вертелся в голове: та чепуха, что вгонял Наруто о девяти Хранителях оказалась правдой, по рассказам Какаши. Вообще раньше их было десять, однако что-то произошло и никто не знает, что случилось, но Десятый исчез. И да, есть люди, которые знают о их существовании, но это не несет в себе никаких ограничений. Все рамки состоят лишь в сохранении баланса – черное к черному, белое к белому. И все. Все гораздо проще. А Хранители лишь движущая сила – они заставляют энергию течь через миры. Девятый хранитель как раз находится на Земле, четыре на Белых Землях и четыре на Черных.
Саске перевернулся на спину, рукой нащупывая на полу чехол катаны. Это его последнее время успокаивало, и он заснул, даже во сне иногда дергая запястьем.
Разбудил Учиху какой-то неясный шепот, странным потоком пробивающий мрак квартиры. Брюнет приподнялся на постели, сведя брови на переносице, и прислушался – звук лился из спальни. Бесшумно соскользнув с дивана, Учиха постарался как можно аккуратнее расстегнуть чехол и достать катану. Шепот продолжался, и неясные тени плясали на стене коридора – в комнате Наруто всегда оставался включенным светильник, чтобы можно было спокойно проверять его состояние.
Саске, пригнувшись, прокрался к дверному проему и заглянул внутрь – над Узумаки склонился длинноволосый шатен, одетый в странную рубаху, на несколько размеров больше его самого, несколько прядей волос были заплетены в косички, а лоб опоясывала повязка, с прикрепленными к ней монетками. Ладонь чужака аккуратно придерживала голову блондина, пока тонкие губы шептали что-то прямо на ухо спящего.
Саске сделал еще пару мягких шагов, а потом стремительно бросился в комнату, желая с размаху расколоть незнакомцу череп. Парень же внезапно обернулся, и его лавандовые глаза до жути напомнили Учихе об одной девушке, душа которой до сих пор поддерживала жизнь в Узумаки.
Катана проскользнула в сантиметре от внезапно изменившихся глаз – кожа вокруг них резко вспухла, и синеватые вены пробороздили неровные дорожки по щекам и вискам. Парень отскочил к окну, принимая какую-то странную позу для боя – руки его были вытянуты будто бы для какого-нибудь каратэ, но слишком расслабленные пальцы и мягкие изгибы говорили о чем-то другом.
Учиха на секунду замер, оценивая противника, а затем скользнул вперед, а затем в бок, катана как раз прошлась бы через ребра оппонента, но шатен внезапно подался вперед, ладонью встречая лезвие и, мягко обхватив его пальцами, легко отвел его в сторону, другой рукой резко припечатав грудь Учихи где-то в районе сердца.
Реальность будто запульсировала в такт ударам внутри. Мир пошатнулся, а воздух вышел из легких, будто бы вся грудина была как решето, не способное удержать кислород внутри. Из последних сил, что оставались в теле, Саске рванул катану в сторону, вспарывая ладонь удерживающей ее руки. Все тут же исчезло, и Учиха чуть ли не завыл, вернув себе способность вздохнуть. Колени подогнулись, и парень рухнул в воду, что наполняла внутренний мир этого человека. Дважды за сутки погружаться в чье-то подсознание было очень рискованно – это истощало и тело и разум. Однако другого выхода не было, да и не мог он отпустить этого человека, когда тот что-то делал с Наруто.
Мелкая каменная крошка проглядывала через тонкий слой дрожащей воды – место было похоже на маленький пруд, перед которым возвышался странный камень, похожий на тотем. Рядом с ним росло деревце, цветущее приятными сиреневыми цветами.
Отдышавшись, Саске поднялся на ноги, внимательно осматривая непривычное пространство.
- Так значит, ты и есть Учиха? – раздался тихий слегка насмешливый голос.
Шатен вышел из-за камня, за которым скрывался, только вот тело его было не совсем обычным – он был похож на шарнирную куклу, только вместо шариков на месте суставов красовались глазные яблоки, чьи зрачки метались из стороны в сторону. Шея, локти, плечи, колени – что не было скрыто слегка рваными майкой и шортами – были слегка воспаленные разноцветные глаза.
- Зачем тебе Наруто? – Саске тихо рычал, да и легкие не до конца отошли от странного удара.
- Не важно.
- Если не скажешь, - брюнет удобнее перехватил рукоятку катаны, - это место превратиться в твой персональный Ад.
- Прости, но судьба у меня не такая, Учиха, - шатен улыбнулся, и потянулся рукой к повязке, закрывающей его лоб.
Грубая ткань соскользнула в воду, обнажая слегка светящуюся татуировку. Шатен снова принял ту странную стойку, а все глаза-шарниры устремились на Учиху, неприятно впиваясь взглядами в тело.
Напряжение в теле гудело электрическим током, и когда Саске уже готов был кинуться в бой, вокруг все резко встряхнуло, заставляя их обоих нелепо пошатнуться и упасть в воду. Шатен взволнованно вскинул голову вверх, разглядывая гипотетический потолок, и все глаза устремились тоже вверх – татуировка будто служила для них прицелом.
- Считай, тебе повезло, Учиха, - небрежно выплюнул парень, резко поднимаясь на ноги.
Вокруг все снова резко померло, и Саске ощутил, как его подхватили под руки, когда он едва не упал на спину.
- Живой? – голос Суйгетсу прорезал ватную тишину, что звенела в ушах, и брюнет тряхнул головой, возвращаясь в сознание.
Перед ними стоял Какаши, вовремя сумевший вмешаться в этот странный поединок.
- Нэджи, я ждал тебя пару месяцами раньше, - тихо прогудел спокойный голос Хатаке.
- Видимо не к той гадалке ходил, - язвительно ответил тот, презрительно хмыкнул, когда из-за спины Какаши показались Саске и Суйгетсу. – И это он охраняет дорогую душу моей младшей сестры? – зашипел шатен, делая пару шагов к окну. – Да при такой охране ее любой идиот заберет.
Нэджи бросил нечитаемый взгляд на все еще бессознательного Наруто, а затем резко кинулся в окно, разбивая стекло вдребезги. Какаши было дернулся следом, но парень уже скрылся из виду, словно призрак.
- Сестру, значит? – Саске, пошатываясь, оперся о шкаф, устало оглядывая погром.
- Хьюга Нэджи – такой же, как и ты, - Хатаке опустил повязку, закрывая красный глаз. – Чем ты думал, влезая на его территорию особенно, когда еще после предыдущего боя не отошел?
- Это вышло случайно, - Учиха устало прикрыл глаза и выпустил из рук оружие.
Катана со звоном упала на пол, а ее хозяин шаткой походкой направился к кровати. Его голова совсем не работала – он даже выспаться толком не успел, а когда адреналин схлынул, ему оставалось только упасть и не вставать ближайшие сутки. Свалившись рядом с Узумаки, Саске стал внимательно разглядывать блондина, а потом перевел взгляд на подошедшего к ним Какаши. Тот хмуро осмотрел парня, проверил температуру и приоткрыл веко, чтобы увидеть, как дергается воспаленный глаз.
- Ему становится хуже, - констатировал он.
- Тот ублюдок…что-то с ним сделал, - Саске выключался, успокаиваясь рядом с Наруто.
- Оно и заметно. Суйгетсу, позови Карин. Пусть принесет лекарства.
- Да, сейчас, - Хозуки кинул обеспокоенный взгляд на парней и скрылся в коридоре.
- Все будет…хорошо? – Учиха пробормотал последнее слово, уже засыпая, поэтому ответа так и не услышал.
***
Наруто казалось, что он постепенно опускается куда-то вниз, а сверху на него давит огромный слой воды. Его тело было неподвижно, а вода студила кровь в жилах. Редкие пузырьки воздуха вырывались к поверхности, но Наруто даже не интересовало, почему он до сих пор не задохнулся. Свет постепенно мерк, вокруг сцеплялась тьма, а в груди что-то ужасное и болезненное рвало внутренности. Казалось, что он вот-вот пропадет, когда вверху мелькнула какая-то тень, и два красных огонька вспыхнули на ее фоне. Наруто попытался всмотреться, но глаза отказывались напрягаться, а веки постепенно смыкались. Тень вдруг резко нырнула за ним, стремительно приближаясь. В считанные секунды перед Наруто появилось существо лишь отдаленно напоминающее человека – серая кожа, горящие красным глаза, копна белых разметавшихся в воде волос и две огромные руки за спиной, одним мощным гребком помогающие преодолевать водную толщу. Еще один взмах своеобразных «крыльев», и Узумаки был лицом к лицу с этим созданием. Теперь тонкие черты можно было разглядеть, и в них узнавался кое-кто определенный. «Саске»: хотел было сказать Наруто, но изо рта вырвались лишь пузыри воздуха. Учиха же одобрительно оскалился острыми зубами и резко ухватил его за запястье. Холод в руке тут же отступил, а кровь будто бы резко вскипела, оживляя все остальное тело. Саске рванул его на себя, и только в самый последний момент Наруто увидел катану, которая мелькнула в руке брюнета и резко прошла сквозь тело. Узумаки рассчитывал почувствовать боль, однако он не ощутил ничего кроме странного…освобождения. Резко обернувшись, Наруто вгляделся в мрачную пучину, в которую смотрел и Учиха – туда, отброшенный лезвием, плавно исчезал какой-то неприятный сгусток мрака. Саске снова дернул его, на этот раз пихнув в сторону поверхности, а сам резко нырнул следом за исчезающей тенью, словно акула, почуявшая добычу.
Узумаки, недолго думая, рванул наверх, чувствуя, что теперь-то воздуха у него в запасе не осталось – Саске отрезал его и от загадочного источника водного дыхания. Уже выбиваясь из сил, Наруто вынырнул на поверхность, с сипом вдыхая воздух. Легкие жгло от недостатка кислорода, их будто сжали какие-то тиски, а раздвинуть их все не получалось. Барахтаясь в воде, Узумаки пытался на ощупь отыскать какую-нибудь опору, но под руки попадалась все та же треклятая вода. Немного отдышавшись и разлепив веки, Наруто огляделся, натыкаясь взглядом на небольшой островок посреди этого океана черной воды. Однако на нем стоял какой-то странный парень, тоже мало чем похожий на человека. Его тело состояло из странных бегающих глаз, которые не могли замереть даже на секунду. Парень улыбнулся ему и протянул руку перед собой – в пальцах он зажимал два привязанных друг к другу крохотных черепка, похожих на бараньи, а затем он тряхнул ими, отчего раздалось тихое шуршание, как в погремушке. Потом снова и снова, пока этот шелест не стал почти монотонным. Наруто же несмело двинулся к этому островку, чувствуя, как его тело снова начинает промерзать.
Выходить из воды было тяжело – ее поддержка так долго расслабляла его тело, что он буквально мешком упал на землю, не в силах пошевелиться. Перевернувшись на спину, Узумаки столкнулся взглядом с лавандовыми глазами и вздрогнул, когда они напомнили ему о Хинате. Однако это была не она. Незнакомец склонился к нему, и прямо над его головой раздалось снова это шуршание, успокаивающее и усыпляющее.
Странный сон постепенно отступал. Мутный взгляд голубых глаз сфокусировался на белом потолке, а потом Наруто почувствовал, как его грудь буквально сплющило – Кьюби радостно забрался на кровать, рьяно начиная вылизывать осунувшуюся моську хозяина. Узумаки попытался отмахнуться, но руки не послушались и, как и все остальное тело, попросту не отзывались на команды мозга. С тяжелым усилием повернув голову в бок, Наруто с удивление обнаружил спящего в кресле рядом с кроватью Саске. Он забрался туда с ногами, даже как-то очаровательно упершись кулаком в щеку и слегка приоткрыв рот. Наруто попытался его позвать, но голос хрипел и не слушался – пришлось хорошенько прокашляться, прежде чем повторять попытку, однако Учиха уже распахнул глаза, тяжелым взглядом рассматривая Наруто.
- Ну чего? – прошептал блондин, стараясь сильно не напрягать горло, но его голос, видимо, послужил катализатором, и Саске вскочил с кресла, тут же неловко валясь обратно – его ноги затекли от долгого сидения.
- Твою мать, Узумаки! – рявкнул он с какой-то обидой и облегчением, что Наруто невольно улыбнулся.
Саске все еще оставался таким же идиотом. Что не могло не радовать.
- Сколько я пролежал? Тело будто бы годами в морозилке хранили, - пробурчал парень, снова пробуя пошевелить руками.
- Четыре месяца, идиот, - Учиха все же встал и пересел к изголовью кровати, уже как-то заучено укладывая ладонь на его лоб. – Температура спала, - довольно заметил он, отгоняя, наконец, перевозбужденного лиса.
- Четыре…месяца… - Наруто пялился на брюнета с нескрываемым изумлением. – Это…много.
- Точно сказано, идиот, - фыркнул брюнет, неторопливо перебирая пряди светлых волос.
Это было как-то странно и совсем непривычно. Узумаки откашлялся.
- Я проголодался, - Наруто скосил взгляд на бледную руку, что хозяйничала в его волосах.
- Надо думать, - Саске зевнул, а затем встал, умиротворенно потягиваясь. – Сейчас приду.
Как только Учиха скрылся в коридоре, Узумаки тут же попытался сесть, но тело взвыло гудящей глухой болью, отказываясь слушать безрассудного хозяина. Но Наруто не был бы собой, если бы, сцепив зубы, кое-как сам не поднялся на руки, подтягивая совсем омертвевшие ноги. Такое простое усилие оказалось просто адской пыткой – тело мигом взмокло, а дыхание сбилось. Узумаки чувствовал, как перед глазами все поплыло разноцветными мушками.
- Ну и что ты творишь? – раздалось недовольное шипение и его дернули за подмышки, устраивая удобнее на подушках. – Тебе только надорваться сейчас не хватало.
Раздражение Учихи можно было из воздуха ложками черпать, и Наруто ухмыльнулся.
- Эй, нянечка, где моя еда?
- Греется, дебил, - Саске больно ткнул его в плечо. – А я правильно делаю, что тебя одного ни на минуту не оставляю, - проворчал брюнет, снова усаживаясь на кровать.
Наруто открыл зажмуренные глаза и оглядел парня, который рассматривал его с долей беспокойства.
- Столько заботы. Значит, у меня все получилось?
- Если ты про то, как протащил меня по своему сознанию – да, - лицо Саске тут же помрачнело, и он опустил руку, которой неосознанно снова потянулся к волосам блондина.
- Хехех, - Узумаки умиротворенно прикрыл глаза. – Это хорошо. Ты мне пригодишься.
Учиха молча сверлил его взглядом, а потом поднялся, уходя на кухню.
Приятная радость от того, что этот идиот очнулся постепенно сошла на нет. Пальцы снова свело неприятной судорогой, и Учиха остервенело тряхнул ею, сбрасывая оцепенение. Бульон, что приготовила Карин вчера, разогрелся и оставалось впихнуть эту похлебку в немощного.
Снова вернувшись в комнату с дымящейся тарелкой, Учиха молча сел на кровать и, зачерпнув ложкой жидкость, хмуро поднес ее к искусанным губам. Наруто внимательно наблюдал за этой сценой недовольства Учихи и тихо захихикал, послушно открывая рот.
- Да перестань уже, - фыркнул Саске, когда парень снова заржал, не выдержав всей полноты картины.
- Блин, я не могу. Это слишком, - Наруто продолжал хихикать, пока Учиха терпеливо пережидал припадок.
- Сейчас сам жрать будешь. Поверь. Тебе не понравится, - угрюмо заметил Саске, кивая на безвольно лежащие на одеяле руки.
- Да все-все. Я спокоен. Просто это невыносимо мило. Что даже соленый суп приторным кажется, - фыркнул Узумаки.
- Вывернуть бы тебе всю эту тарелку на голову, - Саске вздохнул и слегка раздраженно упихнул в Наруто остатки супа.
- Эй, Учихуахуа, - брюнет обернулся, недовольно хмуря брови. – Спасибо.
Саске вздохну и кивнул, выходя из комнаты.
***
- Я уже вполне могу выходить из дома!
- Нет.
- Да твою мать, неделю! Неделю! Целую гребанную неделю я тут сижу! Я уже вполне могу ходить! Учиха!
- Нет.
- Мне нужен воздух!
- Выйди на балкон.
- Да я помру взаперти!
- Ну, тогда сбросься с балкона.
- Охренеть как смешно.
Саске сидел на диване, возмутительно спокойно читая какую-то книжку, пока Наруто бесновался. Своими способностями тот пользоваться не мог, потому что кристалл и так светился уже совсем тускло, а Учиха был непреклонен, заставляя в свое отсутствие за ним приглядывать то Карин, то Какаши. Узумаки просто сходил с ума, а Кьюби временами ему подтяфкивал, хотя рыжая бестия последнее время заимела привычку бегать с Учихой по смутным поручениям Хатаке.
Наруто гневно затих на полу, где он до этого возился с питомцем. Временами он бросал на, казалось, ни на что не реагирующего Саске уничтожающий взгляд, а потом продолжал насуплено дуться. Его злобное сопение вымещало умиротворенную тишину квартиры ровно до того момента, как в дверь раздался звонок.
Узумаки тут же подскочил на ноги, выбегая по коридору к выходу.
- Выпустите меня отсюда! – вскричал он, распахивая двери.
На пороге удивленно застыл Суйгетсу, рассматривая отчаянное лицо друга.
- Прости, не могу, - вздохнул он через мгновение, заталкивая Узумаки обратно в квартиру.
- Да Хозуки, будь хоть ты человеком, - заныл тот, всем телом валясь на гостя.
- Ты сперва на себя в зеркало глянь, реалистичное подобие мумии, - безапелляционно заявил Суйгетсу, закрывая двери.
- Да почему меня окружают сплошные гондоны? – взвыл блондин.
- Может, потому что ты – хуй? – Саске вышел в коридор, уже натягивая на себя красную куртку.
- Да пошел ты, - вяло огрызнулся Узумаки, с ногами забираясь на тумбочку.
- Почему сегодня ты? – Учиха мельком глянул на Хозуки, обувая кроссовки.
- У Карин дела в магазине, - пожал плечами парень, а потом фыркнул. – Не беспокойся, не спущу с него глаз.
Саске ухмыльнулся и посмотрел на скрючившегося на тумбочке блондина. Подхватив чехол, Учиха подошел к Узумаки и растрепал его волосы, словно ребенку. Тот поднял на него подозрительный и слегка обиженный взгляд.
- Эй, недолго еще сидеть тут осталось.
- Да задолбали вы все меня своей опекой. Я и в перехлесты похуже попадал! Как будто…
Наруто замолк, когда сухие губы Учихи ненадолго прикоснулись к его собственным.
- Успокойся, а? – Саске пристально глянул в его озадаченные глаза, а затем вышел из квартиры, хлопнув по плечу удивленного Суйгетсу.
- И часто он так? – Хозуки ткнул пальцем на закрывшиеся двери.
- Нет. Совсем нет, - пробормотал Наруто, сжимая губы в тонкую полоску.
Еще с секунду он посверлил входные двери задумчивым взглядом и слез с тумбочки.
- Будешь чай? Я должен себя хоть чем-то занять, иначе свихнусь, – вздохнул Узумаки, шествуя на кухню.
- Давай, - пожал плечами гость, проходя следом.
Наруто завозился у плиты. Мысли его клубились около странного в последнее время Саске. Конечно, он понимал, что многое в Учихе могло измениться благодаря лишь одному его вмешательству, но все же Наруто порой видел, как брюнет колеблется иногда, когда он его доводит до бешенства. Почему-то Учиха временами хочет его просто уничтожить – это не понял бы лишь дурак. И да, Наруто бы сам захотел прикончить того, кто привязал бы его к себе, но в таком случае как объяснить вот такие вот порывы? Саске ведь совсем не обязательно так о нем заботиться…
- Бред, - выдохнул Узумаки, заливая кипятком заварку.
- Чего? – Суйгетсу меланхолично ковырялся в тарелке со съестным.
- Да нет, ничего, - Наруто поставил на стол чашки и сел напротив парня.
- Сегодня к нам наведалась Шизуне, - посерьезнев, пробормотал Хозуки.
- И что она хотела?
- Тсунаде собирается созвать Трех Мудрецов, чтобы решить, что с тобой делать. Она хочет вернуть кулон и передать тебя Орочимару, - парень отхлебнул чай и сжал губы. – Карин чуть не разбила о голову Шизуне торшер.
- Это было предсказуемо, - фыркнул блондин.
- И зачем тогда ты все это устроил?
- Сам не знаю… - Узумаки склонился над чашкой. – Я тогда мало задумывался над своими действиями.
- Ты и сейчас это делаешь… - Суйгетсу зевнул, почти до слез зажмуриваясь.
- О нет, мой друг. Такие неприятные события всегда учат вертеться и изворачиваться, - Наруто улыбнулся, когда парень напротив недоуменно нахмурился, не справляясь с закрывающимися глазами.
- Блять, Узумаки… - протест потонул в невнятном бормотании, когда голова Хозуки опустилась на столешницу.
Наруто быстро поднялся со стула, допивая залпом подстывший чай. Хорошо, что Карин успела перетащить в квартиру Учихи пару коробочек со своими травами.
Натянув на себя куртку, Узумаки по привычке позвал Кьюби, но тот снова ушмыгнул с Учихой, отчего парень почувствовал легкий укол обиды. Отмахнувшись от своих мыслей, он быстро выскользнул за двери, сбегая вниз по лестнице.
Если его собирались скинуть на Орочимару, нужно было как можно скорее решать, что делать. Либо бежать и скрываться от преследования, которое никогда не кончится – затеряться среди толпы с такой нестабильной вещицей вроде кулона невозможно, либо поговорить с тем, кто наверняка знает, что делать. И благо Узумаки знаком с таким человеком.
Впервые за долгое время оказавшись на улице, Наруто неуютно поежился, от шума и мельтешения, тут же на него навалившихся. Но времени было не так уж и много, поэтому, нацепив на голову капюшон, Узумаки шмыгнул в переулок, уводящий в каменные дебри.
И лишь когда за очередным поворотом Узумаки столкнулся с длинноволосым парнем, до жути похожего на незнакомца в его сне, он понял, почему Саске очень не хотел оставлять его без присмотра.


@музыка: Hozier - Arsonist's Lullabye

@настроение: :(

@темы: Яой, Фанфики, W.A.R.M?

URL
   

Бар Морковки.

главная