Oblivion_Carrot
Между Мегамизантропом и мной возникает эта пропасть весной. Но лишь только зимний ветер подул, мы живем на этом свете в ладу... Как обычно.
Название: W.A.R.M? (What About Real Me?)
Глава:Lost satellites.
Автор: Oblivion Carrot
Пейринг: Саске/Наруто
Рейтинг: NC-17
Жанр: Слеш(яой);ангст; романтика; драма; психология; даркфик; ужасы; мистика Hurt/comfort; AU
Размер: макси
Состояние: в процессе
Дисклеймер: не мое
Предупреждения: ООС; насилие; изнасилование; групповой секс; нецензурная лексика; некрофилия; смена пола; секс с использованием посторонних предметов; кинк.
Размещение: не жалко, только сохранять шапку.
Саммари:

In my head it's like hell,
And I don't think I've got the will...
In my head it's all pain.
God please wash me with your rain.

In my head it's all strange.
I can't remember any names.
In my head it's like hell,
And yet you want me still...

Йоу-йоу-йоу, Юсби здесь, здесь все }х)
Кхем, в общем, да, меня снова долго не было.
ОДНАКО!
Я пришла на сей раз не с пустыми руками.
Поэтому предлагаю каждому надеть шлем, пристегнуться, и съехать со мной по этой длинной упутанной горки смерти до сюжетного, мать твою, поворота х)
Эх, искренне надеюсь, что мне удастся сохранить интерес к фанфику, а то просто в некоторых местах мне сил не хватало... И я впадала в депрессию.
Но я вытянула это из себя и сейчас начнется аттракцион, дамы и господа.

Песня к части:
ISON – Lost Satellites.

Наруто прислонился к стеклу окна, разглядывая мелькающий снаружи пейзаж. Поезд мчался через поле, по самому краю которого протянулся черный зловещий лес. Луна светила на небе ярким фонарем, но и она не предвещала ничего хорошего. Вагон дрожал, дергаясь на рельсах, свет под потолком мигал, а жесткие деревянные сидения уже порядком утомили. Внутри почти не было пассажиров, только какая-то парочка в самом дальнем углу и парень, сидевший прямо за спиной Наруто.
Узумаки натянул капюшон поглубже, съеживаясь и упираясь ботинками в край сидения, чтобы подтянуть к себе колени. Так он смог закрыть устройство, что слабо сверкнуло в его руках. Шприц. Блондин горько усмехнулся – он никогда не думал, что ему придется становиться наркоманом. А по-другому это не назовешь – он зависимый. И во всем виноват сам.
Стиснув в кулаке устройство, парень снова уткнулся в окно, когда свет в вагоне резко потух.
Удивленно вскинувшись, Наруто заозирался по сторонам, однако, хитрая луна скрылась за тучами, погружая все в неприятную трепещущую мглу. Сглотнув, блондин прислушался – шептание, что исходило раньше от парочки, прекратилось, а за спиной не слышалось больше шумное дыхание спящего парня.
Нехорошее предчувствие, что точило его всю поездку, закралось в душу, и Узумаки медленно опустил ноги на пол, боясь, что что-то выскочит из-под скамьи и утащит его куда-то вниз. Но подошвы тихо коснулись поверхности, и за лодыжку никто не ухватился. Медленно переведя дух, парень обернулся, пытаясь разглядеть пассажира, что ехал за ним. Силуэт его четко вырисовывался на фоне кромешной тьмы, которая затянулся в невидимую пелену даже выход в тамбур.
- Эй? – тихо шепнул Узумаки, боясь повышать голос.
Но ему не ответили, и он медленно потянулся рукой к плечу попутчика. Свет резко вспыхнул, высвобождаясь из плена облаков, и подсветил серебром весь вагон, отчего Наруто одернул руку. Сердце екнуло, ускорилось и сбило дыхание от испуга, но тут же унялось, когда хозяин сообразил, что это всего лишь свет. Облизнув губы, он хотел было предпринять еще одну попытку дозваться до парня, когда почувствовал на себе пристальный взгляд.
Повернувшись обратно, Наруто замер, разглядывая сидящего напротив пассажира.
- Мам, - пробормотал он, узнавая даже при лунном свете отливающие рыжим волосы.
Женщина сидела напротив него в длинном зеленом сарафанчике, наброшенном на белую рубашку. Ноги ее были обуты в аккуратные туфельки, а руки лежали на коленях. Она перевела взгляд в окно, будто бы больше не замечая сына, но лишь одно ее присутствие успокоило Наруто.
- Боже, мам, ты меня напугала, - Узумаки тихо рассмеялся, поспешно убирая в карман шприц. – Как ты тут оказалась?
Наруто знал, что она не ответит, но все же продолжал выжидательно смотреть на нее. Поднявшись с сидения, он, по своему обыкновению, опустился перед ней на корточки, беря в свои ладони ее тонкие руки.
- Я люблю тебя, мам, ты ведь это знаешь, да? – Наруто пристально вгляделся в безучастное лицо женщины, и стиснул зубы. – Те, кто это с тобой сделал… Я уничтожу их, мам, - прошептал он, прижимая к губам прохладные пальцы.
Он снова поднял на нее глаза, слегка пугаясь, когда наткнулся на пристальный взгляд в ответ.
- Мам?
Руки, которые сжимали женские запястья, зажгло, и парень поспешно отдернул их, разворачивая ладонями к себе. По коже, начиная от самых кончиков пальцев, потянулись черные жилки, оплетая поверхность и сливаясь друг с другом в темные блестящие пятна. Наруто подскочил на ноги, пытаясь оттереть с рук странные метки, однако те все сильнее въедались в кожу, будто бы выжигаясь на ней. Наруто проняла дрожь, когда ладони полностью покрыло чернотой, а потом он резко дернул ворот куртки, вытаскивая оттуда совсем потухший кристалл.
- Нет… Нет… - Узумаки отшатнулся от матери, подвывая как раненный зверь.
В голове мутилось от боли, и парень лишь мог разевать рот, пока по его телу разливался мрак.
- По-моему, у тебя не осталось особого выбора, Наруто, - за спиной Кушины из ниоткуда материализовался Итачи, как акула, выныривая из темноты неосвещенного вагона.
Женщина, на плечах у которой лежали тонкие руки, тихо всхлипнула, а затем ее кожа стала тлеть, слой за слоем, словно листы в горящей книге.
- Мама! – Наруто вскрикнул, протягивая руки к женщине, но едва ему стоило ее коснуться, как она разлетелась золой по сиденью.
Блондин застыл, ошарашено разглядывая то место, а потом его голубые глаза потерянно устремились к Учихе, который теперь уже просто упирался ладонями в спинку скамьи.
- Ты… - голос стал больше похож на рокот, и Наруто замолчал, пугаясь еще сильнее.
- Нет, не я, - Итачи кивнул куда-то за спину парня, гадко ухмыляясь.
Наруто медленно повернулся, и замер. Луна, спрятавшись в тучах, прекратила освещать вагон, но сияющие красные глаза Узумаки мог разглядеть. Два ярких огонька смотрели прямо на него из жуткой мглы.
Послышался шорох, а потом тихий звон металла – катана сверкнула из ножен, а в следующую секунду блондин почувствовал, как горячее железо впилось в его горло словно в масло. Наруто будто бы попал в какой-то вакуум, где замерло время, замерло движение, замерла боль, выжигающая его естество. Кричать он не мог, он лишь безвольно повис на катане, всматриваясь в подсвеченные луной знакомые черты лица. Он не был удивлен, нет. Наруто знал, что Саске когда-нибудь убьет его, хотя и старался гнать от себя эти мысли. Но почему-то именно Саске должен был его прикончить, сознание всегда кричало об этом, пока Узумаки находился рядом с брюнетом.
Густая кровь заскользила по лезвию, скатываясь к сильным бледным пальцам. Наруто слегка скосил глаза, смотря на сияющее лезвие, а потом хрипло вдохнул воздух, который с болью протиснулся через горло в дыру, что проделал меч, даже не доходя до агонизирующих легких…
Поезд дернуло и Наруто подбросило на месте, отчего он вздрогнул всем телом, отлипая от окна, на которое уложил голову. Часто заморгав, парень не сразу понял, где он, но через секунду до него стали доносится разговоры и стук колес, а потом он ощутил на своем плече легкую тяжесть – Саске, задремав, навалился на него, обнимая свой любимый чехол.
- Дурной сон? – до омерзения знакомый голос привлек внимание, и Узумаки уставился на Неджи, спокойно сидящего напротив, с легкой ухмылкой.
Ничего не ответив, парень сполз немного с сидения, чтобы Саске мог удобнее устроиться на его плече, а сам уставился на пейзаж за окном, что будто бы был продублирован из сна. Тихое сопение под ухом успокаивало, хотя буквально минуту назад этот же человек вонзил в его горло меч. Наруто неосознанно потер шею, стараясь отогнать от себя обрывки ощущений, а затем поморщился, когда свет фонарей, что были установлены на станции, к которой они подъехали, впился в глаза.
- Буди его. Нам пора, - Неджи легко поднялся с сидения, закидывая за спину небольшую торбу.
Наруто скосился на шатена, а потом снова посмотрел в окно – место было странным.
Растолкав Саске, блондин встал, оправляя капюшон, и пошел следом за Хьюгой. Учиха же, пару секунд непонимающе таращился в пространство, а потом неторопливо пополз к выходу.
На этой станции вышли лишь они трое. Мрачная платформа находилась просто посреди какого-то глухого леса, и Наруто невольно поежился, стараясь отогнать от себя ощущение, будто за ним кто-то следит.
- И что мы здесь забыли? – Саске сонно оглядывался по сторонам. Создавалось впечатление, будто его вообще мало что волнует.
- Нам нужно добраться до одного человека, который предпочитает жить подальше от людей. Он считает это…проблематичным, - Неджи поморщился, тоже не особо довольный тем, где они оказались.
По ступенькам спустившись к грунтовой дороге, троица двинулась через ряд мрачно нависавших над ними деревьев. Легкий туман стелился по земле, а холод пробирал до костей, отчего Наруто тщетно кутался в свою легкую куртенку.
Место будто бы дышало какой-то сырой неприязнью, отовсюду доносились жутковатые звуки – то-ли ветки скрипели, то-ли что-то еще пряталось в густых зарослях подлеска – под ногами тихо шуршал гравий, а иногда Наруто тихо матерился, когда, не углядев, влетал в лужу, и пугался звука всплеска. Но еще неприятнее стало, когда налетел ветер, склонявший ветки деревьев к припозднившимся путникам и вырывавший из нутра леса совсем уж ужасные рокотания.
Узумаки молил о способности вжать в свое тело руки и ноги, чтобы те не отмерзали на промозглом ветру, а еще он молил о теплом доме, к которому, по идее они должны были прийти. Обхватив себя за плечи, он опустил взгляд на дорогу – вперед смотреть было слегка жутковато – и стал разглядывать отражение неба в попадающихся по пути лужах. Луна порой била светом через зеркало водной глади, и тогда Наруто специально баламутил воду, заставляя желтый фонарик выплясывать замысловатый дерганный танец.
Пнув очередной камень, что попал под ногу, Наруто резко ощутил на себе взгляд, от которого в желудке все покрылось корочкой льда. Медленно повернув направо голову, блондин уставился на черный силуэт, что вырисовывался в паре метрах от дороги. Круглые, как два начищенных блюдца, белые глаза, слегка светящиеся в темноте, были молчаливо ужасающи на фоне огромной человекоподобной тени. Черная рябь, окружавшая их, была живой и двигалась прямо навстречу замершему парню. Будто бы рожденное из чащи, существо, которое было больше похоже на простую тень, только большую и длинную, появлявшуюся, когда солнце клонится к горизонту, перемещалось плавно и медленно, совершенно бесшумно, и два немигающих круга, слегка покачиваясь, ползли все ближе.
Наруто не издал ни единого звука, когда тень замерла ровно напротив него, слегка наклонившись, чтобы «глаза» оказались на одном уровне, единственное, что слышал парень – стук собственных зубов, и то это было от холода, что пробрался в его тело и уже, кажется, ломал кости. Будто бы желудок лопнул, и весь лед, что был в нем, вместе с кровью побежал по всему телу.
- Они со мной, не волнуйся, - тихий голос Неджи доносился словно через толщу воды, однако на существо он подействовал – издав какой-то легкий свист, на грани слышимости, оно опустилось на четвереньки, неслабо увеличиваясь в размерах, а затем мотнуло удлинившейся головой, на которой появились ветвистые рога – оно стало тенью оленя с белыми светящимися глазами и беззвучно ускакало куда-то в сторону станции, продолжая свой странный патруль. – Хорошая у него охранная система, не так ли? – Наруто повернулся к Хьюге, который держал в руках какой-то желтый фонарик, а Саске стоял с обнаженной катаной, хотя Узумаки не слышал, когда тот ее достал.
- Просто прекрасная, - пробурчал блондин, угрюмо возобновляя шаг.
Учиха молча убрал меч в ножны, но чехол просто свернул и положил в карман – видимо, представление его тоже впечатлило.
- И долго нам еще идти? – Наруто чувствовал, что его начинает знобить, поэтому покрепче сжал пальцы.
- Нет, совсем чуть-чуть.
Дорога резко сделала странный крюк, запетляв между деревьев, а потом вывела к небольшому домику, где из трубы валил темный странный дым, которого раньше и не было видно. В окнах свет тоже не горел, а само строение выглядело давно заброшенным и нежилым.
Поднявшись по скрипучему полуразвалившемуся крыльцу, Хьюга постучал в двери, гася фонарь.
Наруто и Саске подошли ближе, тоже взойдя на ступеньки, а затем удивленно скосились на яркую полоску света, что появилась, как только приоткрылась дверь.
- Неджи? – их встретил толстый парень, с зализанными назад волосами и странными красными кругами на щеках.
Узнав гостя, толстяк посторонился и распахнул двери, пропуская троицу внутрь, хотя и кинул неодобрительный взгляд на Хьюгу, намекая на посторонних.
- Расслабься. Он нас предупреждал, что припрутся еще двое, - в гостиной, в которой они оказались, раздался тусклый, растягивающий слова голос, а его обладатель сидел к посетителям спиной, неторопливо шкрябая кочергой в стареньком камине.
Неджи, больше не говоря ни слова, снял свою торбу и уместил ее на скрипучем диванчике, а сам устроился на одной из ступенек лестницы, ведущий на темный чердак.
Наруто откинул капюшон и осмотрелся – дом был вполне уютным, хоть и обставлен совсем скудно. Комод у входа, стол у окна с парой стульев, да тот же диван, стоящий прямо посередине комнаты, под светящей едким желтым светом люстрой. Кухня была, видимо, за небольшой стеной, в которой была вырезана аккуратная арка, но там было так же темно, как и на чердаке.
Парень у камина полуобернулся, и его прищуренные, усталые глаза цепко въелись в Узумаки.
-Что? – тот уставился в ответ, недовольно поведя плечами.
- Просто смотрю, насколько все у тебя плохо, - проговорил парень и поднялся, отряхнув руки от сажи, а затем подошел к парню.
Хозяин дома выглядел странно – его волосы были собраны в высокий хвост грязной просаленной резинкой и торчали местами как иголки, лицо его было испачкано сажей, как и вся его одежда. Когда-то белая рубаха стала сероватой и кончалась рваной бахромой разной длины ниток. Штаны же были легкие, черные, с множеством прожжённых дырок, а на лодыжках они были увязаны посеревшими бинтами. Парень стоял босиком на черном засаленном полу и скучающе разглядывал с головы до ног сперва Узумаки, а потом Учиху.
- Нара. Шикамару, - причмокнув, будто от досады, сказал хозяин и протянул ладонь, всю увитую шрамами и усыпанную черными пятнами.
Саске и Наруто по очереди пожали ему руку, а потом переглянулись, немного хмуря брови.
- И зачем мы здесь? – подал голос Учиха, но замолк, когда Шикамару резко схватил Наруто за голову и стал вертеть ее в разные стороны.
- Что за хрень?! – Узумаки непонимающе попятился, пытаясь избавится от ощупывающих его лицо рук, а когда Нара открыл ему рот и стал разглядывать зубы, словно коню, парень буквально отпрыгнул назад. – Да какого?!
- У тебя еще не все плохо, - кивнул Шикамару и повернулся к Учихе, который тут же угрожающе взялся за рукоять катаны.
- Тебя осматривать - смысла нет, успокойся, - поморщился парень и повернулся к Неджи. – Я подержу их у себя, но не дольше недели, Хьюга.
- А больше и не надо. Главное покажи им все. Мне не нужны подобные…дилетанты, - он встал, подходя к дивану и развязывая горловину торбы. – Вот, то, что ты просил. Еда, сигареты, и порно.
- Это мне! – крикнул толстяк и подхватился со своего стула, чтобы вырвать у Хьюги стопку глянцевых журналов и пачку чипсов.
Шикамару закатил глаза и снова обратился к гостям.
- Вы будете спать наверху. Кровати там нет, как, собственно, и матрасов, диванов или вообще хоть чего-нибудь. Спите, как знаете. Там только небольшая плитка – на чердаке холодно по ночам. Вопросы вашего пропитания решаете сами в лесу. Как и вопросы всех малых и больших нужд. За неделю вы должны научиться выбираться из леса. Если хотите вернуться в город, - фыркнул под конец Нара, наблюдая за вытянувшимися лицами парней. – Каждый день с утра ко мне можно подойти и задать один вопрос. На двоих. Так что думайте, прежде чем спросить. Все остальное время я буду притворяться, что вас здесь нет.
И, развернувшись к камину, он вернулся на свое прежнее место, начиная снова что-то загребать кочергой.
- И на кой черт ты нас сюда привел?! – взорвался Узумаки, рывком подлетая к Неджи.
- Тренироваться, - невозмутимо ответил тот, надменно поглядывая на блондина.
- И какого рода эти тренировки? – низко пророкотал Учиха, подходя ближе к шатену.
- Поверьте, я проходил то же самое, - спокойно продолжил тот. – Это действительно непросто, но поможет вам кое-что понять.
Он отцепил от ворота своей куртки руки Узумаки и зашагал к выходу, не реагируя на злобные пронзающие его спину взгляды.
- Эй, ты ведь шутил, когда говорил все это? – обратился Наруто к Шикамару, когда дверь за Хьюгой захлопнулась, но тот молчал, все так же пристально глядя в огонь.
Тихо зарычав, блондин повернулся к толстяку.
- Эй, ты, - позвал он того. – Да, я с тобой говорю, - прошипел Узумаки, когда парень поднял на него взгляд. – Может, хоть ты объяснишь, что тут происходит.
- Просто делайте, как он сказал. И не отрывайте меня от чтения, - толстяк шумно хрустнул чипсиной и повернул журнал на бок, отчего там развернулся крупный вкладыш, на который тут же жадно уставились его маленькие глаза.
- Нахуй все это, - Наруто махнул рукой и резко направился к двери, тут же скрываясь в промозглой ночной мгле.
Саске проводил его тяжелым взглядом, но следом не пошел.
- Лучше верни его, - вдруг сказал Шикамару, поворачиваясь к Учихе. – Этот лес не безопасен, особенно для него.
Саске рванулся к выходу, но его остановил все тот же ленивый голос.
- Прежде чем ты уйдешь, Учиха, - Шикамару снова смотрел на огонь. – Пусть вопросы выбирает Наруто. Ты ко мне можешь обращаться в любой момент, главное чтобы Узумаки не было рядом.
- Зачем тебе это?
- С тобой мне придется работать отдельно, хотя это не отменяет того факта, что из леса вам необходимо выбраться за неделю, - Нара снова повернулся к брюнету. – И ты не вызываешь во мне такого…отвращения.
И он замолк, опять увлекаясь своим странным занятием. Саске, все это время державшийся за ручку двери, поджал губы и вышел на улицу, ныряя в вязкую тьму следом за Наруто.
Узумаки летел по лесу в гневе даже не разбирая дороги. Ветки смыкались за ним и над ним, но жуткая злоба и желание догнать Хьюгу, чтобы надрать его самодовольный зад, гнали парня вперед, пока под ногами земля резко не оборвалась, и он не слетел по склону, словно тюфяк набитый камнями.
- Блять, - прошипел Наруто, отплевываясь от жухлой листвы, что успел собрать ртом.
Приподнявшись на руках, парень взглянул наверх – крутая горка, вся утыканная камнями и кореньями – такого подъема они явно не совершали, когда шли к дому Шикамару.
Встав и слегка отряхнувшись, Узумаки посмотрел вперед. Густой подлесок кончился, и его окружили ровные стволы деревьев, которые создавали над головой черную крышу, практически не пропускавшую лунный свет. И лишь слабый туман, слегка беловатый, будто светящийся, позволял разглядеть местность. Сделав пару неуверенных шагов, Наруто сглотнул, услышав вдалеке волчий вой. Лес наполнился звуками, естественными и не очень, звуками, от которых кровь стыла в жилах. Казалось, пространство само надвигается на тебя, готовое расплющить своей мощью.
Сцепив зубы, парень упрямо пошел вперед, игнорируя громкий хруст веток под своими ногами. Снова обняв себя за плечи, в попытке согреться, Узумаки стал наблюдать, как из его рта время от времени появлялось облачко пара, в такт дыхания. Нехорошее предчувствие упрямо свербело в мозгу, но Наруто упрямо отмахивался от него, пока внезапно не вышел на поляну, полностью затянутую молочным подрагивающим туманом. Такое ощущение, что он оказался просто нигде.
Вытянув перед собой руку, парень не смог разглядеть даже кисти, что тонула в мареве. Обернувшись, он чертыхнулся – успел сделать пару шагов в туман так, что тот сомкнулся за его спиной. Попытавшись вернуться, Узумаки еще больше сник – видимо, он неосознанно поворачивал куда-то, отчего не мог вернуться назад… Или как-то так.
Он сглотнул, чувствуя, как от непонятного страха сбивается дыхание, и начинается одышка. Трава под ногами была влажной, и тряпичные кроссовки промокли. Штаны тоже все были неприятно влажными у голеней, и Наруто морщился от холодка, что бежал вверх по ногам, вдоль позвоночника, заставляя сводить плечи и мелко дрожать. Пар изо рта становился все сильнее, хотя разглядеть его в таком тумане было сложновато, но температура явно падала. Растерев себя за предплечья, Наруто заметил, что все чаще и чаще старается прижать руки ближе к телу – Узумаки пятился, пытаясь выцепить из тумана хоть какое-нибудь очертание. Спина больно врезалась в дерево, испугав парня почти до икоты, но ощупав шершавый ствол, Наруто успокоено выдохнул и прижался к нему плотнее. Засохший мертвый ствол казался единственным оплотом в этом замерзающим на глазах мире. Парень сполз на землю, отмечая про себя, что на листьях травы образовалась легкая наледь.
Зубы застучали друг об друга, холод пробирал до костей, а на одежде появилась замерзшая твердая корка. Наруто не понимал, сколько просидел под стволом этого дерева, но знал, что если так продолжится, то он замерзнет заживо. С холодом приходит смерть.
Мысль словно хлыстом ударила по сознанию, оставляя после себя горячую алую полосу перед глазами. Наруто тихонько завыл, попытавшись встать – ноги загудели неприятной болью от холода – он тут же упал обратно. Пальцы рук не слушались, а на ресницах был иней, отчего веки неустанно смыкались. Губы растрескались, а голова гудела как трансформаторная будка, но Наруто снова и снова пытался подняться, пока силы совсем не покинули его тело. Но сдаваться он не собирался.
Будто услышав его мысли, в тумане появилась какая-то смутная тень, начавшая расти все сильнее и сильнее с каждой секундой.
Марево расступилось, и голубые острые от холода глаза удивленно расширились, утыкаясь взглядом в пришедшего человека.
- Я разрушу тебя. Я так долго ждал, ждал, здесь, созданный, чтобы не оставить от тебя и следа…
Тихий шепот знакомых потрескавшихся губ был едва слышным, но раздавался будто бы со всех сторон. Лихорадочный, шипящий, будто человек, что валяется в бреду на кровати, бормочет и наговаривает какие-то невнятные, одному ему понятные слова. Но Наруто будто бы слышал раньше все это или что-то похожее, но вот ответить он ничего не мог, смотря в страшные красные глаза, окруженные чем-то черным вместо белков. Он видел себя. Почти себя.
Будто какой-то дикий зверь попытался принять его форму, его очертания, пытался имитировать его голос, только вот это не был он.
Человек откинул с головы капюшон, растрепывая желтые иглы слегка свалявшихся волос. Холод будто бы не касался его – на голое тело был накинут потрепанный плащ, да и штаны кончались чуть ниже колена, а обуви не было совсем.
Сделав пару медленных шагов, его альтернативная версия опустилась на колени, и Наруто сумел разглядеть его пустые озлобленные глаза. Холод уже бил крупной дрожью все его существо, а страх клокотал в горле, мешая дышать. Рука потянулась к его щеке, и когда шершавые подушечки пальцев коснулись кожи, Наруто взвыл от ледяной боли, что прострелила его в месте соприкосновения.
- Со смертью приходит тишина, - проговорил двойник.
Большой палец скользнул по дрожащим губам, окончательно их замораживая. Узумаки старался вжаться в ствол, но все это было бесполезно – лица уже почти не чувствовалось, было лишь странное ощущение колющей боли, ползущее все ближе к глазам.
- Со смертью приходит темнота.
Пальцы коснулись дрожащих сомкнутых в испуге век.
- Со смертью приходит холод.
Мороз пробрался под одежду, почти останавливал сердце, а Наруто ничего не мог поделать. Он не видел, не мог двигаться, не мог говорить… Он ошибся. Его обличая принял не зверь…
Чувство, будто он парит над землей, возникло из ниоткуда. Тепло просто ударилось в его бок и двумя веревками перекинулось через спину и через колени. Наруто неосознанно потянулся к нему, прижимая онемевшие губы к чему-то теплому, горячему, чувствуя кожей, как в этом тепле что-то колотится.
Легко качаясь на приятных волнах, Узумаки позволил себе задремать, продолжая прижимать к себе источник тепла.
***
Блондин обвился вокруг него как уж, вцепляясь заиндевевшими руками. Ледяные губы тут же прижались к его шее, и Учиха слегка дернулся, привыкая к холоду.
На поляне, где он отыскал Наруто, был настоящий морозильник, в котором отключился этот идиот. Саске уже и сам чувствовал, как начали неметь его пальцы, но дорогу назад он отчетливо помнил.
Перехватив отрубившегося парня поудобнее, Учиха кинулся к дому Шикамару. Всю дорогу за ним следовала какая-то тень, неприятно нарушая его спокойствие, но все же он сумел найти свою цель и теперь был уверен, что беспроблемно вернется назад. А вот в следующий раз, как он выйдет из дома, эта тень может оказаться куда настырнее.
Распахнув дверь небольшого домика, Саске кинулся к камину, укладывая Узумаки прямо у огня, попутно отталкивая Шикамару.
- Как верный пес просто, - фыркнул тот, но мешать не стал, наблюдая, как лихорадочно Учиха растирает покрасневшие ладони своего напарника.
Наруто дышал совсем легко, веки его дрожали, а тело было все еще зажато сведенными мышцами.
- Сегодня сделаю исключение – можете спать здесь, - проговорил Нара, поднимаясь на ноги и откладывая кочергу. – Но завтра пусть он хоть тонуть будет, здесь вы не останетесь.
И Шикамару скрылся в арке, после чего там хлопнула дверь – видимо еще одна комната. Толстяка тоже тут не наблюдалось, и Саске, подтащив пару оленьих шкур, что валялись в углу, укутал в них Наруто, а потом устроился и сам, крепко прижимая к себе замерзшее тело.
- Какой же ты идиот, - прошептал Учиха, вглядываясь в заострившиеся черты этого невозможного человека. – Какой же я идиот.


@музыка: Archive – You Make Me Feel

@настроение: Я написала 7 глав... @_@

@темы: Яой, Фанфики, W.A.R.M?