04:56 

W.A.R.M? (What About Real Me?)

Oblivion_Carrot
Между Мегамизантропом и мной возникает эта пропасть весной. Но лишь только зимний ветер подул, мы живем на этом свете в ладу... Как обычно.
Название: W.A.R.M? (What About Real Me?)
Глава:Evidence.
Автор: Oblivion Carrot
Пейринг: Саске/Наруто
Рейтинг: NC-17
Жанр: Слеш(яой);ангст; романтика; драма; психология; даркфик; ужасы; мистика Hurt/comfort; AU
Размер: макси
Состояние: в процессе
Дисклеймер: не мое
Предупреждения: ООС; насилие; изнасилование; групповой секс; нецензурная лексика; некрофилия; смена пола; секс с использованием посторонних предметов; кинк.
Размещение: не жалко, только сохранять шапку.
Саммари:

In my head it's like hell,
And I don't think I've got the will...
In my head it's all pain.
God please wash me with your rain.

In my head it's all strange.
I can't remember any names.
In my head it's like hell,
And yet you want me still...


Download Marilyn Manson Evidence for free from pleer.com

***
Спи.
***
Он не помнил, как появился в этом долбанном мире. Он не помнил своих родителей, не помнил своих друзей, он ничего вообще не помнил. Да и ему было наплевать, по большому счету.
Они – люди. Он – существо.
Это единственное, что он знал о себе.
Парень сидел на кровати, покачивая в такт музыке головой, между ног у него лежала девушка, старательно работая языком в жалкой попытке принести ему удовольствие. Она ласкала его член, вылизывала со всех сторон, иногда поглядывала вверх, пытаясь понять, нравится ему это или нет.
Гаара время от времени усмехался ее невежеству – у него стоит, так в чем вопрос?
Тогда он просто брал ее за волосы и глубоко толкался внутрь.
Кто-то прошел мимо, и Гаара за закрытыми глазами увидел вспышку света – человек видимо сделал себе фото для мастурбации. Он теперь уйдет в дальние комнаты этого богом забытого общежития и будет дрочить до потери сознания.
Парень рассмеялся, снова вслушиваясь в игравшую из колонок музыку.
Девушка почти закончила – он знал это. Да и кому, кроме него лучше знать, когда он кончит? Разве что кто-то засунет ему электростек в задницу, пока он спит… Гаара продолжил хихикать, благосклонно поглаживая длинные девичьи волосы.
Через секунду он откинул голову к стене, слегка приподнимая бедра – незнакомка послушно проглотила его сперму и оторвалась от его плоти, довольно облизываясь. Она подтянулась на руках и легла на него, думая поцеловать, но Гаара, лишь словив своими губами ее ответную улыбку, нежно положил ладони ей на голову и резко развернул ее на сто восемьдесят градусов.
Руки его упали на матрас, а сам он с улыбкой посмотрел, как чуть зависнув в пространстве, девушка выбрала местом падения для себя часть кровати по правую сторону от него.
Ее обнаженные бедра съехали с него, после чего колени упали с кровати, упираясь в твердый свалявшийся ворс ковра. Она будто бы встала помолиться, только вот вместо этого уткнулась носом в простыни.
Ну, не совсем носом. Гаара хихикнул, подумав о том, что она сейчас смотрит на пейзаж за окном.
Кто-то, шатаясь, подошел к ним, и парень перекинул на незнакомца свое внимание. Тот, икнув, уставился на молочную кожу девичьей задницы – развратница была без нижнего белья, а майка ей не особо помогла прикрыть прелести ее остывающего тела.
- Парень, - слегка дернув бровями, позвал его полупьяный мужчина, - ты же не…против по…поделиться? – он икнул, сворачивая губы в трубочку, сдерживая какой-то внутренний позыв организма.
- Да без проблем, - пожал плечами Гаара, кивая головой на труп.
- Ох, шикарно, - мужчина подошел к девушке и тут же припал руками к ее заднице. – Какая аппетитная малышка…
Мужик, не церемонясь, расстегнул ширинку и тут же вставил в нее свой член, лишь слегка приподняв над кроватью. Гаара с весельем следил за этим действом с минуту, а потом, скучающе вздохнув, убрал свой собственный удовлетворенный орган в штаны и застегнул ширинку.
Соскочив с кровати, он направился через коридор в самый дальний конец, к выходу.
Он не помнил, кто именно позвал его сегодня сюда, может это и была эта девушка, но здесь уже стало довольно скучно.
Обогнув пару пьяных тел, Гаара протиснулся к лестнице, однако странно-знакомый звук остановил его в дверях. Пошатнувшись, он поднял руки на уровень своей груди, удерживая равновесие, и с любопытством выгнул нарисованную бровь, поворачиваясь ухом к источнику звука.
А вот и тот дрочливый ублюдок, что сфоткал его.
Зайдя в туалет, парень лег на пол, рассматривая наличие ног в кабинках. Одни таковые обнаружились со спущенными штанами в самом конце ряда.
Довольно хмыкнув, парень поднялся, отряхивая руки, и подошел к дверце. Согнув палец, он постучал костяшкой по дереву, и, поджав губы, прислонился ухом к поверхности.
Его даже ответом не удостоили. Видимо, человек очень занят. Не мешай ему, Гааара!
Парень заржал, закрывая рот рукой, а потом немного отошел и дернул дверцу на себя.
- Плохой Гаара! Фу! – прошептал он и снова рассмеялся, без удивления обнаруживая, что посетитель туалета не заперся.
Так и есть. Мужчина, развалившись на сидении, усиленно водил рукой по стояку, рассматривая с усердием какую-то фотографию в своем телефоне.
О, Гаара доподлинно знал, что там.
Присев на корточки, он с видом эксперта уставился на действо, критически нахмурившись.
- Я хочу купить себе электростек, - внезапно проговорил он, устало вздыхая. – Как думаешь, они в сексшопах продаются?
Мужчина наконец-то понял, что больше не один в кабинке – не ясно, под какими веществами он тут находился – и возмущенно задохнулся.
Гаара не сдержал нового приступа смеха: возмущенно задыхаться – это дар.
- Какого хера? Свали, пацан! – незнакомец опомнился и стал подтягивать штаны, выталкивая парня из кабинки второй рукой с телефоном.
Улучив момент, Гаара ухватил аппарат и уставился на фото. Там был он с блаженно закрытыми глазами и небезызвестная девичья попа.
- Верни! – мужчина дернулся за телефоном и, в итоге, упал на пол, запутавшись в штанах.
- Слушай, а ты на что дрочил? На мое лицо или на ее жопу? – поинтересовался Гаара, разглядывая человека, смешно дергающегося на полу.
В итоге, совладав со штанами, он поднялся и со злостью потянулся к телефону. Все его лицо раскраснелось от возмущения.
- Верни телефон, мелкий паршивец! – что примечательно, этот кадр был одет в какой-то дешевенький серебряного цвета костюм, и сам был пухловат. Забавный.
Помедлив, Гаара запихнул телефон мужчины в карман джинс, а потом серьезно посмотрел на него. Тот не предпринимал попыток вернуть свое имущество, но и вряд ли бы просто так выпустил бы его из туалета.
- Надоел, - Гаара ухватился ладонью за упитанное лицо, сминая его, словно бумагу, и впечатал мужчину затылком в кафель прямо над туалетом.
Тот задергал ногами, отчего штаны снова сползли, а рукой пытался отнять пальцы парня от лица.
Поморщившись, Гаара усилил нажим, чувствуя, как ломается нос, и кровь, словно сок вытекает из черепушки. По ногам мужчины заструилась моча, резким запахом ударяя в нос парня.
- Твою мать, - разочарованно простонал Гаара. – Ты обоссался… Господи, фу! – он брезгливо одернул руку, и упитанная туша соскользнула на ободок унитаза.
Мужчина ртом пытался втянуть воздух, но кровь, заливавшая ему лицо, весьма мешала. Гаара отошел к умывальникам, засовывая руки под горячую воду, сдобрив ладони большой порцией мыла. Пока пена ускользала в водосток, он обдумывал одну очень важную вещь – а обоссалась ли тогда девка? Вроде у него на коленях сидела, но он не почувствовал ничего горячего и мокрого…
Позади послышался шум – мужчина выполз из кабинки и пытался добраться до выхода. Гаара стряхнул воду с рук и достал бумажное полотенце.
- Знаешь, я бы в таком виде не показывался на людях.
Но его почему-то не послушали.
- Блин, а я ведь дело говорю.
Вздохнув, парень подошел к этой жирной имитации улитки и встал на него.
- Шевелись, Плотва *! – но человек под ним лишь издал сдавленный стон и плюхнулся на кафель. – М-да, хреновый из тебя конь…
Гаара спрыгнул со спины и присел на пол, поглядывая на вновь возобновившиеся попытки мужчины. Буквально через минуту он не смог подавить зевок, и недовольно нахмурился.
Теперь точно пора было уходить.
Тело мужчины задергалось в конвульсиях, и он захрипел, пытаясь, словно кот нализавшийся шерсти, выплюнуть из горла скопившийся там откуда-то песок. Только это было бесполезно – он забил все его легкие.
- Он умер, - констатировало маленькое животное, появившиеся по другую сторону тела.
- Я вижу, Шу, - кивнул Гаара.
Енотовидное создание довольно мотнуло хвостом.
- Опять песок из непонятных уродов доставать, - вздохнул енот, забираясь на грудь успевшего перевернуться человека.
Мелкие песчинки выбились из его рта, словно мушки, и вернулись в толстенький хвост.
- Знаешь, если бы ты так убил ту крошку, мне было бы не так противно.
Гаара махнул рукой, и животное рассеялось на легкое облачко.
- Это мой песок.
Если вспоминать прошлое, то он создал Шукаку в порыве отчаянья, каким-то образом наделив горстку песка сознанием. И теперь это существо следовало за ним повсюду. Не то, чтобы это было раздражающе, все же Шукаку – его единственный друг – просто иногда он был не к месту.
Поднявшись с пола, Гаара пошел прочь, сразу же сворачивая к лестнице. Спустившись, он вывалился на улицу, натягивая рукава толстовки, чтобы согреть ладони.
Преследователей он почувствовал лишь через пару кварталов, но все же достаточно вовремя, чтобы суметь устроить небольшую засаду.
За одним из поворотов, он присел на корточки и позволил песку оплести себя, скрывая от посторонних глаз. Человек, что шел за ним, брел достаточно беспечно, чтобы спокойно повернуть на следующую улицу, поэтому, когда мимо прошагала чужая тень, Гаара рывком кинулся на преследователя, запрыгивая ему на спину.
Человек вскинул руки, пытаясь его достать, и парень лишь рассмеялся, сжимая пальцами тонкую шею чужака.
Но вдруг он потерял всякую опору и упал на асфальт, неприятно ссаживая колени. Преследователь просто растворился под его руками. А в следующее мгновение он почувствовал болезненный удар, и вот уже его прижимали к асфальту. Гаара распахнул глаза, встречаясь с мерцающими во тьме голубыми глазами, которые подсвечивал странный свет из странной подвески на шее. Лицо незнакомца тоже осветило: из-под капюшона вырывались светлейшие пряди, обрамляя тонкие очертания. Рот парня, который восседал на нем, скривился в странной полуулыбке, и Гаара готов был поклясться, что видел клыки.
Они застыли, один – словно хищник, душивший жертву, а другой – пораженный существованием кого-то похожего на него.
Песок медленно заструился сквозь светлые пряди, будто любовно оглаживая щеки незнакомца, и лицо преследователя изменилось с враждебного на удивленное. Хватка на вороте ослабла, и Гаара вполне мог воспользоваться этой заминкой, но не стал. Он просто лежал под этим странным человеком, ожидая своей судьбы.
- В чем дело? – раздался резкий грубоватый голос еще одного парня. Гаара скосил взгляд.
На улицу вывернули двое – один был озлобленным брюнетом с мечом наготове, а второй – длинноволосый шатен, со спокойной полуулыбкой.
- Он не должен умирать, - проговорил сидящий на нем верхом, и Гаара удивленно посмотрел на внезапного спасителя.
- Назови мне хоть одну причину.
- Я не знаю, - пробормотал первый, наконец-то вставая с него.
Немного замявшись, блондин подал ему руку, которую Гаара с неизменным удивлением принял. Рядом с этим человеком ему было спокойно. Непривычно спокойно, как дома.
- Ты знаешь, кто я? – пробормотал он вопрос, который не думал никогда никому задавать.
Парень лишь растерянно посмотрел на него, а заговорил злой брюнет.
- Убийца и нежелательный элемент.
Первый парень резко рассмеялся, сгибаясь чуть ли не пополам.
Такое знакомое веселье…
- Господи, Саске, говоришь, как чертов робот, - ухахатывался блондин, и Гаара невольно засмеялся следом.
Они оба знают о таком веселье.
- Меня зовут Гаара, - парень протянул незнакомцу руку.
Тот немедленно перестал смеяться и удивленно замер, прежде чем протянуть руку в ответ.
- Узумаки Наруто.
- Наруто…
- Мы здесь не для этого, - в разговор наконец-то вступил шатен, и его глаза показались Гааре очень нехорошими. – Мы здесь, чтобы убить его.
Это было впервые с ним. Впервые кто-то проник в его сознание, прошибая все преграды.
Но зря этот придурок так сделал.
***
Спи.
***
Нэджи не колебался ни секунды, в отличие от этих двух идиотов. Все, что им нужно было сделать – уничтожить этого парня.
Проникнув в сознание Гаары, Хьюга еле успел закрыться от сухого горячего ветра. Внутри этого больного была пустыня.
Песок въедался в кожу и бил мелкими болючими уколами. Даже казалось, что он просачивается под кожу, отравляя кровь.
- Прочь отсюда! – ветер ревел, а песчаная буря набирала обороты, и Нэджи едва мог стоять на ногах. – Прочь!
Если так продолжится, то его просто заживо здесь похоронит.
Зажмурившись, Хьюга попытался сосредоточиться, найти выход, но чертов песок, казалось, замел все вокруг, даже мысли. Он просто не мог найти себя в этой пустыне.
За плечо его резко кто-то дернул, и он упал на спину, в мягкую песчаную кучу.
- Придурок, - Наруто повернулся к нему, и его бесцветные глаза неприятно резанули по тяжело дышавшему парню.
Каждый раз, когда Узумаки появлялся в чьем-то сознании, он приобретал такую пугающую форму. Его волосы седели, а странные жилы тянулись, наверное, по всему телу. Что с ним сделал Шикамару, Хьюга так и не понял.
- Уходи, - Наруто снова отвернулся, и его куртка взметнулась под напором ветра.
- Куда?! Тут нет долбанного выхода! – парень едва смог встать на ноги, когда его снова резко опрокинули на спину.
- Не будь идиотом, - прошипел ему в лицо блондин и прижал к песку. – Просто сваливай.
Нэджи почувствовал, как проваливается, и в панике ухватился за руку Узумаки.
- А ты? Идем!
- Я должен разгребать кашу, что ты заварил, - Наруто вырвал свою руку из захвата и отпрянул, позволяя шатену просто утонуть в песке.
Хьюга на секунду погрузился в тяжелую темноту, а потом распахнул глаза, подскакивая на асфальте. Учиха сидела рядом, мрачно разглядывая бессознательные тела Гаары и Наруто.
- Надеюсь, ты в курсе, что ты придурок, - буркнул Саске.
- Мне уже все успели это сообщить, - огрызнулся в ответ Нэджи, пытаясь отплеваться от песка, который каким-то образом оказался в его рту.
Немного повозившись, он тоже посмотрел на парней.
- Думаешь, Наруто справится?
- Беспокоишься? – черные глаза пристально вгляделись в лавандовые, и Хьюга нахмурился.
- Не хочу второй раз лезть туда.
Саске еще с секунду удерживал его взгляд, а потом отвернулся, тяжело вздыхая.
- Без понятия.
***
Спи.
***
Песчаная буря не стихала, а песок стал одной большой массой, через которую Наруто будто бы плыл. Жар, томящий эту пустыню, был больным и мертвым, но Узумаки знал, что нельзя ни за что закрывать глаза, загораживаться руками. Есть только один путь – пройти в самый центр, там, где скрывается тот, кто управляет этим миром. Тот, кому с ним не справится.
Кристалл в руках вспыхнул, словно какой-то священный огонь, и Наруто развел руки в стороны, позволяя свету окутать себя. Песок, подлетавший слишком близко, сразу же испарялся, даже не достигая кожи. Единственной проблемой оставался ветер, словно стеной упиравшийся в тело.
Преодолев еще один жуткий порыв, Наруто буквально лег на него, чувствуя, как ноги скользят в песке.
Но ему оставалось немного. Он уже чувствовал, что парень близко, что до него осталось метра два.
Вглядевшись в желто-серую массу, Узумаки различил низкую тень – человек словно присел, ожидая, когда до него дойдут, и, сделав последнее усилие, Наруто внезапно потерял опору и рухнул носом в песок.
Он все еще слышал шум бури, но ветер больше не окутывал его с ног до головы. Отплевавшись от песка, парень поднялся, оглядывая странный пузырь, в котором он оказался – вокруг этой площадки повсюду бесновалась буря, но внутри было тихо и спокойно.
А посреди круга не сидели. Там стояли.
Мальчик, совсем маленький, лет пяти или шести. Он стоял в центре круга, а в руках сжимал какое-то странное безликое подобие игрушки, если не простой набитый соломой мешочек.
Наруто опустил свой капюшон, удивленно разглядывая маленькую фигурку.
- Эй, малыш, - позвал он мальчика, и тот поднял на него необычайно большие бирюзовые глаза. – Ты как тут очутился?
- Я не знаю, - пожаловался тот, переступая с ноги на ногу.
- Совсем не помнишь?
- Не-а… Мне страшно, - мальчик отчаянно сжал свою игрушку.
- Я здесь, - поспешил успокоить его Наруто и подошел ближе, присаживаясь на песок рядом с малышом. – Это кто у тебя?
- Шукаку, - мальчик слегка отнял от груди игрушку и показал его блондину. – А ты пришел, чтобы забрать меня?
- Ага, - Наруто улыбнулся.
- И ты не будешь мне вредить?
- Нет. Совершенно точно.
- Честное слово?
- Да чтоб мне сдохнуть, - усмехнулся парень, проводя большим пальцем себе по горлу.
Гаара – а Наруто не сомневался, что это он – сперва немного нахмурился, а потом улыбнулся, несмело так, по-детски пугливо, и буря вокруг стала медленно стихать, принимая волю хозяина.
- Так ведь гораздо лучше, да? – Узумаки облокотился на руки и окинул взглядом огромную пустыню, что простиралась на километры вокруг.
- Угу.
- Ты хочешь уйти отсюда? – Наруто снова наклонился ближе к мальчику, заглядывая в его необыкновенные глаза.
- Хочу! – малыш протянул ему руку, которую Узумаки крепко сжал в своей.
Как только это случилось, в центре круга, где стоял Гаара, взметнулся вихрь песка, очищая под ними каменный круг с множеством невообразимых символов. Наруто изумленно оглядел их, пытаясь хоть что-нибудь понять, но, досадливо поморщившись, он сдался, поднимаясь на ноги. И только тогда он заметил, что ноги мальчика по колено были словно каменными.
- Что это с тобой? – блондин припал на одно колено, протягивая руку к черной коже.
Его пальцы лишь скользнули по холодному камню, и он пораженно поднял взгляд на погрустневшего разом мальчика.
- Раньше у меня были такими только пальцы, - он прижал к себе соломенный мешочек. – Я не могу ходить…
Узумаки промолчал, неуверенно подергав камень, но нога даже не сдвинулась с места, будто впаянная в площадку.
- Черт, - блондин поднялся на ноги и обошел площадку в поисках хоть какой-нибудь подсказки.
Через пятнадцать минут тщетных поисков, он угрюмо пнул крупную кучку песка.
- Не сможешь мне помочь? – угрюмо пробормотал мальчик, и Наруто грустно посмотрел на мальчика.
- Помогу.
Гаара удивленно глянул на него, а потом улыбнулся.
- Было бы здорово.
***
Спи.
***
С того момента этот мальчишка, в теле взрослого парня, увязался за Наруто словно тень.
Гаара не понимал, что так тянет его к этому парню, но он никогда не сопротивлялся своим желаниям.
Просто Наруто взглядом, словом, всем – он его понимал. Они понимали друг друга.
Даже тот молчаливый брюнет, рядом с которым постоянно и весело вертелся Узумаки, не мог сообразить, что творится на душе у Наруто. А Гаара знал. Знал все. И видел все.
Видел, как сестра Наруто смотрит на Учиху, видел, как Учиха смотрит на Наруто. Знал, что происходит между ним и Нэджи.
А еще он знал самый главный секрет Узумаки. Он – зависимый. Шприц никогда не покидал его и творил с его телом странные чудеса, окрашивая его золотом… Хотя толком разглядеть никогда не удавалось.
В тот день, когда эти трое на него напали, они же отвели его к какому-то странному бездомному, который с улыбкой назвал его «Волей Первого Хранителя». Гаара не вникал в эти странности, что пытался ему объяснить Наруто, ему просто нравилось следить за ним. Следить за всем ним. И быть рядом.
И убивать вместе с ним.
Все чаще и чаще он ловил подозрительные взгляды Саске, когда Наруто хватал его и уводил для очередного «урока». Почему-то его считали особенным и хотели сделать хранителем баланса или как-то так… Но это не имело значения.
Рядом с Наруто он не скучал.
***
Спи.
***
Они возвращались вместе. Гаара вряд ли бы назвал этот магазинчик своим домом, но наличие там Наруто его безмерно радовало. К этому человеку тянуло его больную натуру. Этого человека он понимал.
Лениво оглядывая улицу, по которой они шли, Гаара внезапно наткнулся на небольшую, слишком скромную для такого магазина, вывязку. И в его памяти клюнула одна давно пригревшаяся мысль.
- Ты иди дальше, а у меня есть одно дельце, - Гаара весело оскалился, сворачивая в проулок.
- Какое? – Узумаки было повернул за ним, но парень остановил его.
- Будет сюрпризом, - блондин готов был поклясться, что Гаара – его отражение в зеркале. Даже дрожь пробирала.
- Ладно, - улыбнулся он в ответ и пошел дальше, подозрительно оглянувшись пару раз.
Оставалось еще несколько кварталов, но он даже отсюда почувствовал ауру Мудрецов. Ее ни с чем не спутать – сила и резкий контраст, когда они находились рядом.
Когда они успели придти, Узумаки не знал, но это не на шутку его встревожило. Дело наконец-то приняло серьезный оборот.
Подкравшись ближе, парень зажал в руке кристалл, позволяя себе потратить немного сил на маскировку. О чем бы ни шел разговор, они явно не станут распространяться об этом при нем.
Скользнув в приоткрытые двери и оставаясь незамеченным, Наруто спрятался в углу, всматриваясь в лицо женщины, что стояла напротив него.
Это была Цунаде. Спиной к нему стоял Орочимару, а между ними почему-то был Учиха с очень озадаченным выражением лица.
- По всем законам и порядкам, ты сейчас должен быть на особой площадке вместе со своим…наставником. То есть, Наруто, - тихо объясняла Цунаде. – Но мы решили, что все произойдет отдельно от него.
- Малыш совершенно некомпетентен в этой роли, - сухой и скрипучий голос Орочимару резал слух. – Саске, - почти любовно, что Наруто даже передернуло, - мы с почтением принимаем тебя в ряды охотников, в ряды тех, кто помогает сохранять этот хрупкий баланс.
- Теперь любое твое действие свободно от воли Наруто, - Цунаде говорила с грустью, ее длинное строгое платье было священно белым, и она смахивала на какую-то святую. – Ты властен решать сам, кто, где и как примет свою судьбу из твоих рук.
- В наших глазах ты стоишь теперь даже выше Узумаки, - продолжал Орочимару, приобнимая Учиху за плечи. – И, если мы сочтем нужным, ты должен будешь его убить.
Фраза будто стекло упавшее на пол – разбилась звонкими осколками по всему помещению. Наруто вздрогнул и впился взглядом в Учиху, который стоял там с каменным лицом и будто бы вообще никак не среагировал.
- Это крайняя мера! – тут же вскинулась Цунаде. – Мы попытаемся сперва ему помочь!
- О, перестань шутить, принцесса, - Орочимару уже обращался к женщине. – Ты прекрасно знаешь, что все в итоге придет к его смерти.
Цунаде приоткрыла рот, смешно дернув нижней челюстью, но тут же отступилась, болезненно зажмуривая глаза.
- Если придется. Если у нас не получится. Если все пойдет не так, как должно, Саске…
- Я понял.
Узумаки снова вздрогнул, и на этот раз его бросило в холод, словно озноб от температуры.
Вот как все просто.
- Прекра-а-а-асно, ты просто прекрасен, Саске, - Орочимару снова приобнял его за плечи и отошел к выходу, протягивая руку в приглашающем жесте.
Цунаде тут же ухватилась за нее, словно подкошенная, и, кивнув Учихе, вышла следом за Темным Мудрецом.
А Саске продолжал стоять посреди комнаты, словно гвоздь, вбитый в пол.
- Ты должен понимать, что все может обернуться именно так. И вы тоже, - Джирайя все это время стоял в тени дверного проема, у лестницы, а Карин, Суйгетсу вышли из подсобки, с видом нашкодивших детей.
- Я не понимаю, - бормотала Карин, - почему все так? Разве нет другого решения? Наруто – он безобиден…
- Он убил Шикамару и Чоуджи! – обрубил Мудрец, отчего она вздрогнула, а Наруто будто сковало льдом, и он опустил глаза в пол, стараясь не выдать себя. – Да, он твой брат, но ему нет места среди живых. И в отличие от тебя, Саске это прекрасно понимает.
Джирайя лишь хмуро сгорбился и тоже последовал за ушедшими недавно Мудрецами. И лишь на пороге он обернулся, чтобы тихо бросить:
- Я бы сам жизнь отдал, чтобы изменить все это.
И снова Наруто видел, как плакала его сестра. Суйгетсу тщетно пытался ее успокоить, но Карин не слушала. Она снова и снова теряла близких.
Узумаки сжал в кулаке кристалл и тихо вышел на улицу, чтобы появиться как можно более незаметно.
Сколько времени у него осталось, пока эти трое не вынесут окончательный вердикт? Максимум неделя. Дольше они тут не задержаться.
Похлопав по карманам, Наруто с ужасом обнаружил, что оставил шприц на чердаке, где последний раз вкалывал себе «дозу». Отсюда без него он не сможет уйти…
Снова не решившись пользоваться кристаллом, парень скользнул в проулок и по пожарной лестнице забирался на крышу. Круглое чердачное окно было приоткрыто, и он забрался внутрь, обшаривая пыльный пол и коробки.
- Не это ищешь?
Узумаки чуть не застонал от разочарования. Сейчас ему еще только Нэджи не хватало, с его сраными желаниями.
И да, он сжимал в руке заветный шприц.
- Верни.
- Что это, Наруто?
- Подарок. Память. Реликвия, называй, как хочешь, - фыркнул блондин и подошел к Хьюга, протягивая руку. – Отдай.
- И кому эта реликвия принадлежала? – шатен вертел в руках устройство, любопытно его изучая.
И сейчас Наруто яростно жалел, что не убил его. Была возможность же, но не-е-е-ет, он решил хоть раз проявить честь и перестать приносить проблемы сестре. А в итоге это было бы не суть важно – подумаешь, тушей больше, тушей меньше.
- Не твое дело.
Нэджи, сжав покрепче шприц, встал со старого стула, на котором сидел, и подошел к парню.
- Ты знаешь, что сказали Мудрецы? – внезапно серьезно начал он, и Наруто невольно вздрогнул. – Они хотят натравить на тебя Учиху.
- Зачем ты мне это говоришь?
- Не Учиха тебя убьет, - резко зашипел Нэджи, толкая Узумаки к груде старых коробок. – Ты мое имущество, - ехидно бросил он, расстегивая звонкую молнию крутки блондина.
Имущество. Платеж. Долг. Почему он всегда кому-то должен?
***
Суйгетсу не знал, как помочь Карин, как хотя бы ее успокоить. Она отогнала его после пятиминутного объятия, которое осмелился ей подарить, но все же, это хоть немного ее поддержало. Джуго заваривал чай, а Саске мрачно сидел в подсобке, что-то вытворяя с катаной. После того, как Мудрецы внезапно вошли в магазин, Учиха не проронил ни слова о Наруто.
Если бы он не знал брюнета, то назвал бы его…подавленным?
Хотя это не удивительно. Убить Наруто…
Хозуки пнул коробку, стоявшую под прилавком. Ее давно надо было отнести на чердак.
Что происходит с Узумаки? Почему тот заварил все это? И почему приходится расхлебывать им?
Задумчиво подобрав грязную коробку, парень тряхнул ее, убеждаясь, что внутри что-то разбитое, и пошел к лестнице.
Еще, что обижало Суйгетсу, так это то, что Наруто не просил помощи, а сам вляпывался в еще более и более мутные истории. Все слишком запуталось…
Странный звук донесся до Хозуки только тогда, когда он поставил коробку на пол около двери. Недоуменно нахмурив брови, он приоткрыл дверь, заглядывая в слабоосвещенное помещение.
Звук повторился, и теперь он явно различил какой-то болезненный стон, а потом какие-то влажные шлепки. Открыв дверь пошире, Суйгетсу изумленно застыл, смотря на то, как Наруто, прогнувшись в пояснице, хватался руками за коробки, пока его в них втрахивали. И кто? Нэджи.
Сюрреалистичность картины настолько захватила Хозуки, что тот, молча и бездумно, скользил по их телам взглядом, стараясь хоть как-то объяснить себе происходящее.
Даже когда Нэджи кончил, а потом заставил Наруто стоять с расставленными широко ногами, пока его сперма вытекает из задницы, Суйгетсу тупо стоял в дверях.
- Ну ты и блядь, - это первое, что смог выдавить из себя парень, привлекая внимание на себя. – Ты просто сука последняя!
Злость на Наруто захватила с головой, и Суйгетсу сбежал по лестнице вниз, пытаясь хоть как-то остановить растущее внутри пламя.
Все время, пока они думают, как ему помочь, все то время, пока они переживают и нервничают, эта паскуда ебется. Просто так. Там, на чердаке. Пока они все внизу, думают, как ему сообщить о происходящем.
Карин выбежала на шум, когда Хозуки швырнул на пол какую-то вазу.
- Суйгетсу?! Какого хрена ты творишь?!
- Спроси у своего брата! – рыкнул он в ответ.
Сверху послышался шум, и Наруто, уже полностью одетый, замер на последних ступенях лестницы.
- Суйгетсу! – голубые глаза испуганно поймали взгляд парня. – Все не так, как ты думаешь!
- Ты ебался с Хьюгой! Пока твоя, блять, сестра, обливается горючими слезами, ты кувыркаешься с этим ублюдком! – Суйгетсу орал на весь магазин, и Наруто болезненно морщился, не зная, как заткнуть это недоразумение. – Я видел, как его блядская сперма из твоей задницы течет! Думаешь, этого мне мало?!
- Все не так, боже, Хозуки… - парень окончательно спустился с лестницы, и взъерошил волосы.
- А как?! Ты последняя тварь, Узумаки! – Суйгетсу судорожно натянул на себя куртку. – Поэтому у тебя вообще никого не останется! Как отца потерял, как мать просрал, так и остальных лишишься, сука!
Наруто не знал, почему Хозуки так на него взъелся, хотя все, что касалось Карин, его заводило с полуоборота, а сейчас видимо, доведя себя до ручки постоянным напряжением, он сорвался. Но и Узумаки исчерпал свое терпение.
- Просто заткнись! - рявкнул на него блондин. – Все, что только можешь, ныть и страдать хуйней. А до моей сестры тебе, как до неба. Она никогда тебя не полюбит!
Девушка замерла в попытке остановить их ссору и изумленно взглянула на Суйгетсу. А тот не отводил глаз от Наруто, пытаясь что-то в нем разглядеть. И, видимо, ничего не найдя, он лишь сплюнул.
- Пошел ты. Со всем своим дерьмом, - Хозуки взмахнул руками, - пошел.
Развернувшись, он вывалился из магазина. А Наруто так и остался стоять, болезненно жмурясь. Все же зря он так… Зря.
- Я за ним. Пока дел не натворил, - сухо оповестил Джуго, исчезая следом за Суйгетсу.
Видимо и в его глазах Наруто пал ниже некуда.
Тяжело вздохнув, блондин развернулся, стараясь не смотреть на сестру, что пыталась поймать его взгляд. Но лучше бы он занялся ей, потому что позади стоял Учиха. Его черные глаза словно вцепились в его тело, пытаясь вытащить душу.
- Ты спал с Хьюга?
И тут пружинка внутри Наруто сломалась окончательно. Да какая разница, все равно Саске все слышал.
- Да. Трахался, как последняя сучка, - выплюнул он в ответ. – Пока ты со своим каменным лицом тут ходил и активно размышлял, грохнуть меня или нет.
- Наруто, - Карин неуверенно позвала его, заметив, как меняются глаза Учихи, становясь красными.
- А тебе что? – не унимался тот. – Жалко? Или, может быть, я должен был бегать за тобой в догадках, убьет ли меня Саске на этот раз, или трахнет? Так давай, ответь мне. Что решил?!
Саске никогда не церемонился. Ни с кем. И Наруто не стал исключением.
Быстро преодолев маленькое расстояние, разделяющее их, Учиха ухватил его за ворот куртки, сшибая на витрину. Стекло разбилось и с шумом посыпалось вниз, как и предметы, что лежали внутри. Брюнет навалился на него, и его стальные пальцы стиснули горло, выдавливая из тела жизнь, словно из тюбика зубную пасту.
И в этот раз просто так Наруто не отделается. Пока последний вздох не сорвется с его губ, Саске не остановится, и будет душить, душить, душить, пока вместе с воздухом, из парня не выйдет жизнь.
Карин в панике что-то бормотала Учихе, но ни Наруто, ни тем более Саске ее не слышали. В ушах блондина клокотал его собственный пульс, и с каждым мигом он становился все тише и тише. И Наруто совершенно забыл о кристалле, он чувствовал, что умирает, не смотря на то, что камень упорно качал в него жизнь. Он может умереть только от рук Учихи. Это уже доказанная аксиома.
Потому Мудрецы так и вцепились в него…
- Дождись приказа Мудрецов! – проорала Карин, и эти слова все же достигли сознания, Саске, и тот, помедлив, отпустил покрасневшее горло блондина.
Хрипя, Наруто сполз с развороченной витрины и осел на пол, пытаясь продохнуть. Еще чуть-чуть и Учиха сломал бы ему шею пополам.
Исподлобья посмотрев на запыхавшегося брюнета, Узумаки лишь злобно оскалился.
- Шавкой был, шавкой и остался.
Учиха с размаху ударил ему ногой в скулу, и Карин взвизгнула.
- Сукой был, сукой и остался, - вернул ему Саске его слова.
Наруто лишь рассмеялся, сплевывая кровь.
- Боже, а на что ты надеялся? Что ты от меня хотел, Учиха?! Почему все что-то от меня хотят?! – Узумаки с трудом поднялся на ноги, и посмотрел в уже почерневшие глаза.
- Ничего я от тебя не хочу, - покачал головой Учиха. – Я просто хочу, чтобы ты исчез. Раз и навсегда. Я хочу, чтобы ни один человек больше не узнал, что ты такое. Чтобы ты просто сгнил, - голос брюнета набирал силу. – С самого начала. С первой встречи. Каждый божий день я ненавидел тебя и только тебя. И черт подери Какаши, который сказал, будто я ненавижу лишь какую-то крохотную часть в тебе. Я презираю всего тебя. Я мечтаю убить тебя, - он буквально простонал эти слова, сладостно жмурясь. – Я хочу смотреть, как тебя раздирает на части от боли, Узумаки-и-и… - Саске запрокинул голову.
- О, я прекрасно это знаю, Учиха. Я чувствую. И знаешь что? – брюнет опустил голову, заглядывая в бледно-голубые глаза. – Я тоже тебя ненавижу.
Карин снова что-то говорила, но никому до этого не было дела.
Они оба были увлечены разглядыванием пропасти, что резко разверзлась между ними. Огромная, вонючая пропасть. И они, двое, как идиоты, по разные ее краешки.
Саске криво улыбнулся и вплотную подошел к Наруто.
- Хоть что-то общее у нас осталось, - процедил он и обошел парня, направляясь к двери.
Наруто, клацнув зубами, разжал кулаки. Бессилье, что на него накатило, было сравнимо с тяжестью бетонной плиты, и даже слов не оставалось. Но вдруг из его уст, словно щенячий скулеж, вырвался тупейший из вопросов:
- Это все… - парень почувствовал, как чуть дернулась щека. – Все что осталось?
- Да, - холодный голос Учихи выбил из-под бетонной плиты последнюю жалкую опору, и она окончательно похоронила под собой Наруто.
- Ясно, - чуть дернул подбородком блондин, и остался глупо стоять посреди магазина.
Карин обеспокоенно переводила взгляд с одного на другого и силилась что-то сказать, но лишь без толку сжимала и разжимала кулаки.
Учиха помедлил пару секунд, будто чего-то ожидая, а потом, скривившись, ушел.
- Саске! – Карин было ринулась за ним, но потом остановилась, обернувшись и посмотрев на брата.
- Ты… Ты просто отвратителен, - пробормотала она растерянно, будто сама удивилась такому факту, но Наруто даже не поднял на нее глаз.
Поэтому девушка, фыркнув, выбежала из магазина, оставляя брата в полном одиночестве.
***
Опустошенный, парень поднялся по лестнице и поплелся в спальню.
Его жизнь. Его чертова жизнь лишалась смысла.
Карин, Саске, Суйгетсу, Джуго, Джирайя – дорогие ему люди, они смотрели на него теперь совершенно по-другому. Они больше не видели в нем друга.
Да и не удивительно.
- Когда я успел стать таким? Да что вообще со мной творится?! – проорал он в пустом коридоре.
Со злостью пнув дверь, он ее захлопнул и повернул ключ. Приступ гнева быстро сошел на нет, и накатила хандра.
Он не знал, как ему дальше быть. Что делать…
Добравшись до кровати, Наруто опустился на мягкий матрас и тяжело вздохнул, нашаривая в кармане шприц.
Это все, что у него осталось…
- Наруто? – Гаара вошел в комнату, когда Узумаки уже хотел воткнуть заветную иглу в вену.
Парень в испуге по-детски метнул руки за спину, и обеспокоенно воззрился на посетителя. Гаара моргнул и закрыл за собой дверь, лишая комнату света из коридора.
- Покажешь? – прошептал гость и прошел вглубь помещения, ориентируясь в слабом полумраке.
- Ты о чем?
- Наруто, не будь ребенком, - проговорил Гаара, подсаживаясь на кровать.
В руках он держал какую-то коробочку, и Узумаки опасливо на нее покосился.
- Я вообще думал, что запер дверь. И стучаться надо, - недовольно забурчал парень, и Гаара, тяжело вздохнув, схватил его за руки, оставив коробку на кровати.
Дернув за запястья, он вытащил показательно распахнутые пустые ладони. Закатив глаза, он наклонился вперед, почти ложась на собеседника.
Наруто шумно выдохнул и дернулся, отчего парень лишь качнул головой и замер прямо напротив его сухих полных губ.
- Успокойся, - Гаара ухватил предмет, что Узумаки откинул себе за спину на одеяло, и распрямился. – Я уже видел, как ты это делаешь.
- Когда? – Наруто испуганно распахнул глаза, однако взгляд его не отрывался от шприца.
- Была возможность, - уклончиво пробормотал Гаара, а потом, закусив губу, он сквозь зубы, совсем тихо проговорил. – Можно… Можно мне посмотреть?
Маленькое устройство он протянул парню, но Узумаки уже смотрел на него, со смесью шока и непонимания.
- Зачем?
- Просто, - пожал плечами Гаара, а потом, когда шприц у него забрали, он ладонью прикоснулся к прохладной щеке блондина.
Тот вздрогнул, но отстраняться не стал. Пальцы же забрались в волосы под ткань вечного капюшона, и откинули ее. Может быть это странно, но пряди будто бы посветлели на пару оттенков, будто вылиняли. Да и с глазами та же история.
Когда Наруто, справившись со ступором, засуетился, закатывая снова распустившийся рукав, Гаара встрепенулся.
- Нет-нет-нет, - остановил он судорожные действия парня, вновь ловя испуганный взгляд. – Не так, - мягко произнес он.
Руки его скользнули к застежке куртки и дернули ее вниз.
- Сними ее.
Шприц у Наруто снова забрали, и он нехотя подчинился, стащив с себя куртку.
- Ну? – блондин протянул руку.
- И кофту.
Закусив губу и недобро нахмурившись, парень исполнил просьбу. Будто за этот шприц он все сделает.
Мысль кольнула Гаару своей заманчивостью, но не этого все же он хотел.
Перекинув одну ногу через бедра парня, он уселся на него, хозяйским жестом опрокидывая на спину. Пользоваться этим устройством было несложно, и, проверив иглу, Гаара аккуратно поднес ее к сгибу локтя.
Он видел наркоманов, правда они сидели на героине или еще на чем-то похожем, но Узумаки недалеко от них ушел. Разве что заразы с иглы он не подхватит, как те несчастные побирушки.
- Слушай, я не знаю, чего ты этим хочешь добиться…
- Наруто, - остановил поток слов Гаара.- Я не причиню тебе зла. Я на твоей стороне.
Блондин умолк, снова опадая на кровать, а парень уверенным движением вдел ему под кожу иглу.
Он просто хотел все время быть с Наруто. Разделять с ним все. Не важно, плохо это или хорошо.
Свет побежал под его кожей, изрисовывая артерии, вены и капилляры, а тело под Гаарой напряглось, выгибаясь дугой. В прошлый раз, когда он наблюдал за этим, было видно лишь, как Узумаки дернулся и замер. А сейчас перед его глазами словно разыгралось настоящее представление: Наруто хватал ртом воздух, глаза он зажмурил, руки его метались, сминая одеяло, а бедра он неосознанно подбросил, прижимаясь крепче к нему.
Выпустив из ослабевших пальцев полупустой шприц, Гаара сглотнул, а потом неуверенно положил ладонь на дрожащий живот. Тело парня горело, что хотелось одернуть руку, но вместо этого, он провел по груди, слабо хватаясь за трепещущее горло.
Наруто распахнул глаза, и радужки его сияли золотом, словно божественным огнем.
В голове будто бы появился вакуум, и Гаара ничего не слышал, кроме собственного дыхания и тихого голоса Наруто. Узумаки что-то бормотал, его трясло, и это было прекрасно.
Опустившись ниже, парень прикоснулся губами к его губам, позволяя себе дышать вместе с ним. Горячий раскаленный воздух обжигал, словно он находился в пустыне, а все тело Наруто светилось, искрило и тоже пылало.
Отчаянно зажмурившись, Гаара решился на поцелуй. И его безропотно приняли. Сейчас он разделял с Наруто какой-то магический секрет, заключенный в шприце. Гаара даже сам хотел его попробовать, почувствовать, как бежит это электричество по венам, как оно вливается внутрь…
В его рыжие волосы впутались тонкие пальцы, и он почувствовал, как Наруто влажно ласкает языком его рот. Он будто бы вылизывал его, медленно двигаясь навстречу, а вторая его рука с силой ухватилась за подбородок, не давая отстраниться.
Он пил его. Гаара чувствовал, как начинают дрожать руки, ноги, как внутри что-то дребезжит…
Кое-как приподнявшись, парень заглянул во все еще золотые ничего не соображающие глаза и усмехнулся.
- Ты себя контролируешь? – внезапно спросил Гаара, вставая с кровати, и Наруто ошарашено, но все же пьяно кивнул ему. – Тогда скажи мне, ты любишь Учиху?
Узумаки так быстро вскочил, словно его ударило током. Даже экстаз, что золотом струился по его телу, не смог затуманить его разум до конца.
- Спрашиваешь херню, - рыкнул блондин, хватая кофту с пола.
- Просто ответь мне на вопрос, - вцепившись в другой конец одежды, проговорил Гаара.
- Отдай.
- Ответь.
Наруто шатнулся, немного прикрывая глаза – его все же здорово вело – а потом снова зло уставился на парня.
- Он мне не безразличен.
- Тогда почему ты трахался с Нэджи?
Парень выпустил из рук кофту и удивленно поглядел на собеседника. Золото постепенно гасло, исчезая в кристалле, и создавалось впечатление, будто он потерял все свои краски.
- Потому что он мог рассказать Саске, - Гаара тяжело вздохнул и отвесил легкий подзатыльник блондину.
- Зачем тогда начинал?
Наруто снова пораженно на него поглядел, а потом опустил взгляд в пол.
- Ты все слышал…
-Да.
Снова молчание, которое тихо нарушил Наруто.
- Я просто не хотел умирать. А Нэджи тогда этим воспользовался. Наверное, так.
Гаара смутно улыбнулся.
- И ты скрываешь от них обоих свою забавную игрушку, так?
- Саске о ней знает.
- И знает, что она делает?
- …нет.
- Ты заперт в этом Аду, не так ли?
Уже голубые глаза взметнулись к его лицу, но разглядеть его Гаара не дал, прижавшись в легком поцелуе к плотно сжатым губам.
- Я хочу подарить тебе свободу, - прошептал он, вглядываясь парню в глаза. – Я не буду осуждать тебя за то, что ты делаешь. Более того – я принесу тебе столько этой странной дури, сколько ты попросишь. Я смогу защитить тебя от Нэджи, и помогу забыть о Саске.
- Гаара…
- Тише, дослушай, - парень прижался лбом ко лбу блондина. – Учиха стал как чертов инквизитор, и если ты оступишься, он просто спалит тебя. Он тебя уничтожает, ты же сам это чувствуешь. Ты сам слышал, что он сказал. Он убьет тебя. Он ненавидит тебя. Он сегодня просто разрушил тебя, - бирюзовые глаза впились в голубые, буквально гипнотизируя, - лишь одними небрежно брошенными фразами.
Наруто чувствовал, как что-то в нем ломается от слов Гаары.
- Нет. Он не тронет меня.
- Лжешь. Он ошибка. Он убьет тебя. А ты ведь не хочешь умирать, Наруто? Твоя жизнь ценна. Ценнее ее ничего нет в этом мире, - Гаара снова огладил так полюбившиеся ему волосы. - Я никому не позволю тебя убить. А взамен я вообще ничего не прошу. Просто позволь быть рядом, и все. Я ничего не жду.
- Что ты творишь, блять, - Наруто зажмурился, словно от боли и ухватился за предплечья парня, чувствуя, как кружится голова.
- Ты ведь хочешь, чтобы рядом был кто-то, когда ты вгоняешь шприц в вену? Хочешь, чтобы рядом был кто-то, когда ты вытягиваешь из человека жизнь? Хочешь, чтобы кто-то полностью тебя понимал? Хочешь? Просто ответь мне?
- Хочу! – Наруто буквально прорычал это, дрожа в руках парня. – Чертовски сильно хочу!
- А я хочу, чтобы у меня был хоть кто-то… - Наруто еще ни у кого не видел таких искренних глаз.
И Гаара снова его поцеловал. Тяжело, жарко, жадно. Он чувствовал, как по его венам бежит возбуждение, проникает в его голову, сердце, опускается ниже. Ухватив Узумаки за плечи, он толкнул его к кровати, снова опрокидывая поверх одеяла. Наруто раздвинул ноги и с легкостью обхватил ими парня за бедра, сильнее прижимая к себе. Гаара не мог оторваться от этого тела, целуя шею, скулы, кусая губы, спускаясь к ключицам, пока Наруто тихо не позвал его. Совсем тихо.
Опершись на руки, парень взглянул в блестящие голубые глаза. Узумаки как-то болезненно оскалился, а потом его ладони взметнулись к лицу, закрывая глаза.
- Я люблю Саске.
- Я знаю, - Гаара снисходительно улыбнулся, а потом отвел одну из рук блондина в сторону. – Так же как знаю, что он тебя ненавидит. Хоть и отчасти. Просто доверься мне, Наруто.
Он подобрал забытый шприц и снова приставил иглу к вене. Узумаки пораженно распахнул глаза – он думал, что там ничего не осталось – и нервно облизнулся.
- Он не нужен тебе.
Ответить парень не смог, потому что его снова выгибало неестественное удовольствие. И на этот раз он не собирался останавливать Гаару, даже ели тот начнет задавать какие-то глупые вопросы.
Наруто хотел встретить человека так болезненно похожего на него, понимающего его, знающего о нем все. Наруто давно хотел своего Бога.
Снова возобновились сладкие поцелуи, и теперь они воспринимались как естественное, единственно правильное решение.
С него стянули штаны, и холодные пальцы приятно порхали по коже бедер, надавливали на выпирающие косточки, а язык с маленькой бусинкой пирсинга чертил ласковые влажные дорожки.
Впервые Наруто не чувствовал ненависти партнера, не ощущал злости, которая зачастую охватывает Учиху или обычного желания унизить и навредить, как с Нэджи. Он чувствовал себя хорошо. Действительно хорошо.
Гаара на секунду привстал, и Узумаки приоткрыл вновь светящиеся желтым глаза. Тот протянул руку и достал коробочку, с которой пришел.
- Что это? – хрипло спросил Наруто, пытаясь разглядеть надписи.
- Кое-что приятное, - хмыкнул Гаара, вскрывая упаковку.
Повозившись с полиэтиленом, парень что-то достал, и когда Узумаки уже хотел привстать, чтобы посмотреть, он опустился между его ног, одними губами нежно прихватывая полу возбужденный член.
- Это не честно… - выдохнул Наруто, сразу же падая на спину от судороги, что прошила его позвоночник.
Гаара лишь хмыкнул, языком увлажняя солоноватую кожу, а руки его продолжали неотступно возиться с какой-то штуковиной.
Почувствовав холодное прикосновение чего-то металлического к нежному мышечному колечку, парень вскинулся, но Гаара навис над ним, успокаивающе целуя.
- Не бойся. Не бойся меня.
Почему он слушал его? Что было такого в Гааре, чему беспрекословно верил Наруто? Может быть тому, что он всегда говорит правду? Как ребенок – все, что у него в голове, то и на языке. Да, он может убивать, и даже вряд ли отличается нормальностью, но он искренен. И сомневался бы в его словах лишь глупец.
Поэтому Наруто и послушно расслабился, позволяя чему-то холодному и продолговатому войти в себя. Остатки энергии еще гуляли по его телу, и Узумаки щурил золотистые глаза от легкого дискомфорта. Гаара же просто любовался им, приглаживая свободной рукой его волосы, водя кончиками пальцев по коже, и когда Наруто чуть сжал его руку ногами, он свободнее двинул игрушкой, проникая глубже, с каждым разом все сильнее надавливая на простату.
А потом послышался тихий щелчок, и по телу Наруто пронеслась до жути сильная, но дико приятная судорога, тут же растаявшая.
- Что… - не успел он оправиться от сладкого потрясения, как устройство внутри снова прошило его зарядом.
- Электростимулятор. Пару дней назад загорелся мыслью его купить, - пробормотал Гаара, когда Наруто до боли впился в его плечо.
- Электричество…детям…не…игрушки… - еле выдавил из себя Узумаки, пока не сорвался на легкие крики.
Гаара поцеловал его и отпустил руку, позволяя устройству баловаться с безвольным телом, а сам стянул с себя штаны и рубашку, удовлетворенно замечая жаркие взгляды. Вновь вернувшись к парню, он с наслаждением прижался к горячей коже, жмурясь как кот. И только он хотел поцеловать Наруто, как тот резко перевернул его на спину, все еще крупно вздрагивая от электричества.
Удивленно посмотрев на Узумаки, Гаара развел руки в стороны, будто предлагая свободу действий. Криво усмехнувшись, блондин наклонился, запечатлев короткий поцелуй на груди, а потом спустился ниже, беря одной рукой возбужденный член Гаары.
Это было немного забавно, потом что парня постоянно подбрасывало от тока, и он вскрикивал и жмурился, словно кошка в период течки. Но он был очарователен. Можно было задохнуться, когда его губы скользнули по разгоряченной плоти, а язык влажно очертил головку члена.
Наруто продолжал подрагивать, а его заглушенные стоны вибрацией пробегались по телу Гаары. Второй рукой Узумаки сжал свой собственный член, пытаясь справиться с желанием просто упасть на спину и позволить току бить себя изнутри.
Запустив в светлые волосы руки, Гаара зафиксировал голову парня и аккуратно приподнялся, наблюдая, как член медленно проскальзывает между плотно сжатых губ. Трахать этот рот было непостижимым удовольствием. Блондин горел изнутри, его тело словно искрило. Но все же Гаара понимал, что с этой хитрой штукой в соблазнительной заднице, парень так долго не протянет, поэтому он снова поменял их положения, вновь нависая над Узумаки, и рукой сжимая их члены вместе. Череда бессвязных слов и стонов заполнила комнату, они оба наслаждались друг другом.
- Гаара… - резко выдохнул Наруто, ловя такой же судорожный вздох губами.
Нет, он совершенно не ждал, что Узумаки будет стонать его имя. Скорее он ждал чужого, третьего человека в их постели, но собственное имя…
Парень зажмурился и из последних сил опустил свободную руку, чтобы надавить на стимулятор, который туту же послушно прошиб тело под ним новым разрядом, и парни, синхронно застонав, кончили, крепче прижимаясь друг к другу.
Дрожащие руки подвели Гаару, и он рухнул на ничего не соображающего блондина, который его устало обнял.
- Спасибо, - тихо прошептал Наруто, и в полутьме Гаара мог легонько улыбнуться, чтобы потом отключиться на своем любовнике.
***
Спи.

*Фраза из третьего Ведьмака. Геральт так подгоняет свою лошадь. Да, я не смогла сдержаться }х)


@музыка: Archive – You Make Me Feel

@настроение: Я написала 7 глав... @_@

@темы: Яой, Фанфики, W.A.R.M?

URL
   

Бар Морковки.

главная